С самого начала этого скандала, который спровоцировали жулики Ленур Ислямов и Айдер Муждабаев, распилившие 210 млн. грн. бюджетного финансирования канала «ATR», мне постоянно задавали вопросы – почему ты молчишь о роли Меджлиса? Почему не задаёшь вопросы Чубарову?

Я сознательно держал эту паузу, потому что хотел разобраться.

Ещё раз подчеркну. Тема защиты прав коренного народа – крымских татар – очень деликатная. Россия использует любой конфликт в Украине для своих целей. Поэтому действовать следует очень взвешенно.

Сейчас я уже могу сформулировать и обосновать свою позицию. Она такова.

Во-первых, махинации Ислямова творившего абсолютный беспредел с бюджетными деньгами, нанесли большой имиджевый урон и Меджлису в том числе. Нравится это кому-то или нет – это так. Поскольку Меджлис - это единственный представительский орган крымских татар, он ассоциируется со всем, что касается всего крымскотатарского народа.

На данный момент всем, кто знаком с деталями истории о распиле бюджетных денег Ислямовым через канал «ATR» (статьи по этой теме только на «Хвыле» уже прочитали порядка 200 тыс. человек, и аудитория с каждым днём растёт), очевидно, что Ислямов давно ходил бы на допросы или сидел, если бы не был крымским татарином. Он прикрывался народом. Как следствие – негатив переносится на весь народ.

Меджлис, прекрасно зная о махинациях Ислямова, сейчас дистанцировался от скандала. Он не поддерживает Ислямова и Муждабаева в их абсолютно безумной истерике, которая ведёт к краху канала. Это хорошо.

Но этого недостаточно.

Потому что есть во-вторых: глава Меджлиса Рефат Чубаров является совладельцем канала «ATR». Он владеет миноритарной долей – 1,625%, номинальная стоимость которой 650 тис. грн.

Здесь я сделаю отступление и расскажу о том, как принималось решение о выделение финансирования «ATR».

Об этом чёрным по белому написано в многократно упоминавшемся отчете по итогам аудита канала «ATR» Счетной палатой.

На стр. 20 отчёта указано (см. скрин), что предложения о финансировании канала «ATR» были разработаны Минсоцполитики на основании письма народного депутата Р.Чубарова (фракция БПП), который 2 февраля 2016 г. обратился с соответствующим письмом к премьеру Арсению Яценюку. Минсоцполитики – конкретно этим занимался министр Павел Розенко (БПП) – разработало проект постановления.

Популярные статьи сейчас

Украинцы могут выходить на пенсию с 45 лет

В ОП прокомментировали возможность досрочных президентских выборов

Зеленский впервые прокомментировал скандал с офшорами

monobank закрывает популярный вид карт

Показать еще

Как указано в том же аудите Счетной палаты (стр. 21) письмом от 29 марта 2016 г. Минфин раскритиковал этот проект, т.к. в нём предлагалось незаконное на тот момент решение – профинансировать частную телерадиокомпанию из государственного бюджета. Согласно Бюджетного кодекса в тот момент поддержку от государства могли получать только государственные вещатели.

Однако, несмотря на протест Минфина и (внимание!) отсутствие правовой экспертизы Минюста, что является обязательным элементом при принятии актов правительства, Кабмин 20 апреля 2016 г. принимает постановление №303, которым вносит изменения в порядок распределения средств бюджетной программы, предназначенной для финансирования потребностей депортированных народов (утверждена постановление №647 от 7 июня 2011 года). Чтобы протащить эту норму, Минсоц сослался на пункт 55 регламента КМУ, который применяется для рассмотрения неотложных вопросов.

Все, кто хоть раз проводил документы через Кабмин, знают, что Минфин и Минюст – это ключевые ведомства. В случае с каналом «ATR» Минфин сломали через колено, а Минюст просто проигнорировали.

Что ж такого неотложного было в тот момент? К чему такая спешка?

Дело в том, что 14 апреля 2016 г. в Украине сменилось правительство. Премьером стал Владимир Гройсман, Павел Розенко по квоте БПП стал вице-премьером, а Минсоц возглавил человек Гройсмана Андрей Рева.

Воспользовавшись суетой пересменки, лоббисты Ислямова протащили нужное ему, но незаконное решение.

Вам ничего эта ситуация не напоминает? Это точная копия того, что произошло в 2020 году, когда парламент принял незаконные изменения в госбюджет, чтобы дать Ислямову очередные 50 млн. Там был точно такой же цейтнот, только по другому поводу – из-за эпидемии коронавируса, когда принимались срочные изменения для выделения денег.

Т.е., нужные Ислямову решения протаскивались тогда, когда чиновники и депутаты были заняты более горящими проблемами и не могли сфокусироваться.

Почему решения Кабмина № 303 о выделении денег частной компании «Алтант-СВ» является незаконным? Потому что соответствующий закон – изменения к Бюджетному кодексу – был проголосован только 17 ноября 2016 года. Через семь месяцев (см. скрин).

Обратите внимание – даже тогда в законе было написано, что поддержку должны получить «телерадиовещатели» - во множественном числе – а не только частный канал Ислямова «ATR». Но в тот момент у Ислямова были лоббисты во власти (как минимум совладелец «ATR» Чубаров – народный депутат от партии власти). А у владельца выехавшей из оккупированного Крыма Черноморской ТРК Андрея Сенченко был конфликт с Петром Порошенко.

Поэтому при Порошенко схему выстроили под «ATR», в течение четырёх лет – 2016-2019 гг. – канал получил из бюджета 160 млн. грн., а «Черноморка» не получила ни копейки. Хотя имела все законные основания претендовать на поддержку. И сейчас имеет. В 2020 г. когда министр культуры Владимир Бородянский попытался изменить эту схему, его смешали с грязью, обвиняя в намерениях уничтожить единственный крымскотатарский канал. Ислямов получил ещё 50 млн. грн.

Описанная выше схема поясняет, почему разгромному аудиту Счётной палаты не дали ход. Потому что весной-летом 2019 г., когда Кабмин должен был направить аудит в правоохранительные органы, профильным вице-премьером всё ещё был …Павел Розенко. Который сочинил и сопровождал незаконное постановление 2016 года. Но больше ответственности не у Розенко, а у Ревы, который 4 года бесконтрольно выделял «ATR» финансирование. Поэтому Рева и Гройсман сейчас начали суетиться.

Также аудит удалось замолчать, потому что его инициатора – Бориса Бабина – в декабре 2018 г. выдавили с должности представителя Президента в АРК. И полгода (как раз в момент подготовки аудита и рассылки на официальные органы) обязанности представителя выполнял человек Ислямова – Изет Гданов (с этим персонажем мы разберемся чуть позже).

А теперь вернёмся к Рефату Чубарову.

Посмотрите на эту ситуацию глазами любого европейца, уважающего законы. Или представьте, что это не канал крымских татар, а какая-нибудь пророссийская помойка типа «Ньюсван». И что это не Чубаров, а какой-нибудь Шуфрич или Добкин.

Представитель власти, являющийся совладельцем частного телеканала, открыто лоббирует выделение ему бюджетного финансирования, используя свой статус. Более того – в нормативных актах прописывается название конкретной частной компании. А другая компания, по закону имеющая такие же права, финансирования не получает.

Если смотреть с точки зрения закона, абстрагируясь от персоналий, то перед нами чистейшей воды неправомерное получение выгоды с использованием властных полномочий. Это коррупция в самом рафинированном виде. Это создание монополии. А поскольку речь идет о народном депутате (категория «А»), это подследственность НАБУ. Закон же у нас один для всех? Или нет?

Чубаров был народным депутатов с мая 2015 года по август 2019. В своих декларациях о доходах он не отразил дивиденды или другие доходы от компании «Атлант-СВ» («ATR»), он указывал только долю. Скорее всего, он их и не получал. Но дело в том, что бюджетные вливания неизбежно повышали капитализацию канала и рост реальной стоимости доли Чубарова. Т.е., выгода была прямая.

Я далёк от мысли, что глава Меджлиса боролся за финансирование канала ради личной наживы. С его стороны это было бы за гранью, и никаких фактов в пользу такой интерпретации нет. Но остаётся другой факт – в действиях Чубарова есть признаки коррупции. Он регулярно предпринимал шаги в интересах «ATR», используя свои властные полномочия.

Например, в 2017 г. он вместе с Артуром Герасимовым (глава фракции БПП) внес правку в закон о госбюджете на 2018 г. (законопроект №7345 от 29.11.2017, висит на сайте Рады), чтобы продолжить – как исключение – выделение денег частным телевещателям (во множественном числе). Правку приняли, но деньги снова получил только «ATR».

Т.е., речь не идет о случайности или ошибке, это явно умышленные и повторяющиеся действия.

Эта ситуация ещё больше бьёт по репутации Меджлиса. Молчанием тут не поможешь.

На мой взгляд, самый рациональный вариант - чтобы Чубаров публично инициировал в отношении себя разбирательство НАБУ. Формально это можно сделать по заявлению любого из народных депутатов. Этот «хвост» нужно отрубить как можно скорее и в контролируемом режиме. Потому что в самый неподходящий момент этим могут воспользоваться враги крымских татар.

С высокой вероятностью НАБУ найдёт способ не увидеть нарушений в действиях Чубарова. Решение НАБУ надо опубликовать. Тогда он будет формально чист, уязвимость будет устранена.

В противном случае этот негатив будет накапливаться. Двойные стандарты будут вызывать агрессию в адрес любых инициатив крымских татар. Потому что им будут вспоминать махинации Ислямова и спорные действия Чубарова (даже если он действовал из лучших побуждений). Всё больше людей будет укрепляться в мысли, что пренебрежение к законам – это фирменный стиль крымских татар и они являются неприкасаемыми для правоохранителей.

Этот круг надо разорвать.

Поэтому мои вопросы к Рефату Чубарову весьма предсказуемы.

Понимает ли он риски ситуации и степень своей ответственности?

Готов ли он пройти через процедуру «правовой очистки»?

Устранение описанной выше уязвимости сделает Меджлис более устойчивым к недружественным воздействиям. Это в интересах крымскотатарского народа.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram