Уже через несколько дней в Вашингтоне состоится столь ожидаемая встреча президента Украины Владимира Зеленского с президентом США Джо Байденом. Вчера стало известно, что её перенесли в очередной раз с 31-го августа на 1-е сентября. Не вижу здесь никакой «зрады». Скорее, символизм.

В последний день уходящего лета должен завершиться вывод американских войск из Афганистана, поэтому здесь все выглядит логично, учитывая то напряжение ввиду возможных террористических угроз в Кабуле, которое царит сейчас в Белом доме.

После теракта вблизи кабульского аэропорта, в котором погибло 13 американских морских пехотинцев, Байден подвергся ошеломительной волне критики от своих политических оппонентов, которые сейчас даже пытаются инициировать импичмент Байдену в Конгрессе США.

Естественно, никаких реальных перспектив эта инициатива не имеет, учитывая расклад сил в обеих Палатах Конгресса США. За последние два года сама процедура импичмента стала элементом политической борьбы между демократами и республиканцами, целью которой является не устранение от власти президента за нарушение закона, а нанесение ему максимального имиджевого урона накануне выборов. И демократы сами открыли этот «ящик Пандоры». А «промежуточные» выборы в Конгресс США уже не за горами.

Куда важнее для самого Байдена сейчас улучшить ситуацию с рейтингами поддержки своего курса, которые демонстрируют рекордные темпы падения последние недели с начала хаотичной эвакуации из Кабульского аэропорта.

И сейчас все внимание Байдена и его команды сосредоточено именно на том, как в оставшиеся два дня не допустить новых терактов и гибели американских солдат. Все остальные вопросы на этом фоне являются второстепенными.

Когда Байден назначал дату визита Зеленского на 30 августа он, очевидно, не предполагал к каким трагичным последствиям приведёт решение о неподготовленном (как уже стало очевидно даже ему самому) выводе остатков американского контингента из Афганистана. С одной стороны, президент США хотел выполнить свое обещание встретится с Зеленским до конца лета, которое он дал в телефонном разговоре с ним в июне. С другой - остудить пыл молодого и неопытного украинского политика, который ради повышения своих рейтингов накануне и после Женевской встречи Байдена с Путиным успел сделать ряд необдуманных и эмоциональных заявлений в сторону Байдена. И не только его, кстати.

Кроме того, изначальной и главной целью столь поздней даты встречи Байдена с Зеленским было желание обезопасить себя от волны критики со стороны конгрессменов от Республиканской партии. Конгресс сейчас на каникулах, поэтому пламенных речей в стенах Парламента, и тем более резолюций, осуждающих «сдачу» Украины на растерзание Путину после его соглашения с Меркель по СП-2, точно не будет.

Тем более учитывая, что и в Демократической партии есть немало сторонников Украины в противостоянии с Кремлем, которые критически отнеслись к «сделке» с Меркель по «Северному потоку -2» и даже обращались ранее к Байдену с предложением перенести дату встречи на более ранний срок.

Но затем, как мы уже все знаем, последовало бегство президента Афганистана из страны, капитуляция афганской армии, повлекшая преждевременное падение Кабула. И началась эвакуация американских войск и дипломатического персонала из столичного аэропорта, обернувшаяся сильнейшим имиджевым ударом по США в целом, не говоря уже о самом Байдене.

Ну а теракт, совершенный представителями ИГИЛ-Х, повлек уже сильнейшее за все время пребывания Байдена на посту президента США падение его персонального рейтинга. Вот на таком фоне и состоится визит Зеленского в Вашингтон и встреча с Байденом, которую он так долго ждал и не раз преждевременно афишировал.

Уже все перечисленные выше обстоятельства дают понять, что никаких существенных прорывов в двусторонних отношениях между Украиной и США, и тем более личных между Байденом и Зеленским, ожидать в результате этого визита не стоит.

Главный финансовый «пряник» Байден уже дал - распоряжение главе Госдепартамента выделить дополнительные 60 млн долларов на укрепление украинской армии. Если посмотреть расценки, то на эти деньги можно купить несколько новых американских вертолётов. Но уж точно не хватит даже на одну установку ПВО «Пэтриот», о которых так грезят на Банковой.

Популярные статьи сейчас

Не Путин: Илларионов ответил, кто вернет Украине оккупированные Крым и ОРДЛО

Бутусов: Бурба заявил, что приказ о переносе захвата вагнеровцев дал Ермак

В сети спрогнозировали победителя "Холостячки" с Огневич

Украинские заробитчане могут получать до 80 тысяч: кого ждут в Польше

Показать еще

А вот если посмотреть на количество военной техники и авиации, которое США оставили талибам после своего ухода из Афганистана, а затем сравнить с пару сотней противотанковых установок «Джавелин» и ещё пары-тройки списанных катеров береговой охраны «Айлендер», которые Украина получила за 7,5 лет военного противостояния с Россией и её приспешниками в ОРДЛО, то станет понятно, на каком месте во внешнеполитических интересах США мы находимся. При чем независимо от того, представитель какой из двух партий находится на посту президента США.

Я уже не говорю о том, что уже давно пора было понять украинскому руководству избитую истину - лидер любого субъектного государства, а тем более сверхдержавы, отстаивает национальные интересы своего государства. И что они могут меняться в зависимости от внешних обстоятельств. Не говоря уже об оглядке на поддержку внешнеполитического курса со стороны своих избирателей.

А именно это сейчас и происходит. С одной стороны, главным противником за мировое лидерство и угрозой национальным интересам США в видении Демократической партии является Китай, а не Россия. Фактически, Байден сейчас начинает реализовывать курс своего оппонента по президентским выборам Трампа, на улучшение отношений с РФ, который те же демократы ввиду внутриполитической борьбы не позволили ему завершить. При этом заклеймив его «агентом Кремля», инициировав расследование спецпрокупора Мюллера о вмешательстве России в выборы на стороне Трампа и вбросив доклад экс-разведчика Стилла об утехах Трампа с русскими женщинами «пониженной социальной ответственности» ещё до его вступления в должность.

А сейчас сам Байден пытается «оторвать» Россию от Китая в качестве главного военно-политического союзника, обладающего к тому же крупнейшими природными богатствами, столь необходимыми для достижения паритета и в экономической сфере. Именно об этом и шла речь на встрече с Путиным в Женеве в июне, на которую так нервно реагировали на Банковой.

Байден позволил достроить газопровод «Северный поток-2» и не ввёл тех санкций, которые могли бы помешать завершению его строительства. Тем самым «обнулив» наш едва не главный сдерживающий фактор в сдерживании полномасштабной военной агрессии РФ против Украины.

Ну а совместное заявление с Меркель о «гарантиях» Украине в случае использования Кремлем газопроводов в качестве геополитического оружия - это даже не «Будапештский меморандум - 2», как его успели окрестить украинские журналисты.

Что касается итогов будущей встречи, то уже очевидно, что сам Байден если бы мог, то вообще бы её отменил или перенес на неопределенный срок. Ничего кроме очередной «головной боли» и критики внутри страны она ему не сулит. Конечно, будут подписаны анонсированные министром иностранных дел Украины Кулебой соглашения о сотрудничестве в военной и космической сфере. Только никаких прямых обязательств для США, если верить источникам «Зеркала недели», они носить не будут. А для нас именно военное сотрудничество и гарантии безопасности в контексте угроз дестабилизации ситуации не только на Донбассе уже в ближайшие месяцы, является ключевым.

Зато самому Зеленскому на встрече «за закрытыми дверями», наверняка, изрядно достанется. Ведь Байден, как политик с колоссальным опытом, наверняка, преподнесет ему урок «большой политики». То, что американские власти прекрасно осведомлены о реальной «борьбе» с коррупцией в Украине, «теневых» схемах по «распилу» бюджетных средств окружением Зеленского и прочих реалиях украинской политики, ему дал понять госсекретарь Блинкен еще во время своего визита в Киев. И как он реально, а не для поднятия своих рейтингов борется с олигархами, тоже. И как глава его Офиса Ермак пытался оказать содействие в президентской кампании 2020-го команде Трампа тоже. И в администрации президента США наверняка знают, кто на самом деле стоит за «сливом» плёнок Деркача с разговорами Порошенко с Байденом аккурат накануне финишной прямой президентских выборов в США в прошлом году. В этом плане введение санкций против Деркача на крайнем заседании СНБО, как мне представляется, вовсе неслучайно по времени.

Ведь появление в американских СМИ плёнок с разговорами Ермака с Рудольфом Джулиани в начеле лета было совсем не случайным. Как раз тогда в своих интервью западным СМИ Зеленский бравурно заочно задавал вопрос президенту США: «Когда же мы будем в НАТО, господин Байден!».

Уже послезавтра у президента Украины появится возможность задать его лично. И получить прямой ответ не только на него.

Однако после того, как Байден подробно изложит ему с предоставлением реальных фактов и материалов от своих спецслужб, что он думает над выполнением Зеленским своего «домашнего задания» по борьбе с коррупцией, проведением судебной реформы и реформы правоохранительных органов, соблюдением «корпоративного права» в «Нефтегазе», боюсь, выражение лица на их итоговой пресс-конференции у Зеленского не сильно будет отличаться от того, каким оно было у него во время встречи с Трампом в Нью-Йорке на полях Генассамблеи ООН.

Вполне возможно, что и сам Зеленский уже сам осознает, что визит «на ковер» в Белый дом ничего хорошего ему не сулит. В развернутой статье журнала «Форбс» на прошлой неделе ему уже дали чётко понять, что его ожидает и какие «скромные ожидания» от его визита у самого Байдена. Именно поэтому ОП и посольство Украины в Вашингтоне стараются максимально расширить и наполнить программу пребывания Зеленского поездками в Калифорнию, открытием Украинского дома и другими событиями, которые можно будет выгодно подать в украинской прессе и подарить приятные впечатления самому Зеленскому от сьемок в фильме «Поездка в Америку» студии «Квартал-95».

А для Украины как государства и соблюдения её национальных интересов, боюсь, ничего прорывного и стоящего она, увы, не сулит.