Кульминацией потепления украино-китайских отношений в июле 2021 стал телефонный диалог двух президентов три дня назад.

Для украинской стороны соприкосновение на высочайшем уровне имеет действительно важное значение: на Банковой предвкушают потенциальные экономические выгоды от налаживания отношений с Китаем и хотят послать недвусмысленный сигнал коллективному Западу - он не является единственной геополитической опцией Киева.

Сейчас Китай хочет осознать настроение украинской власти и дальнейшее место Украины в контурах китайско-американского противостояния. Особенно - на фоне потенциальной встречи китайского генсека с американским лидером в октябре на саммите G-20. Однако, в евразийском спектре Пекина мы являемся страной третьего эшелона, с которой еще надо развивать отношения.

Во-первых, Китаю важно удержание России от сближения с США.

Во-вторых, Пекину важно сохранять статус-кво с лояльными странами – Пакистаном, Ираном, Сербией.

Так найдется ли для нас место в «Одном Поясе Одном Пути» (ОПОП)?

В долгосрочной перспективе хорошие отношения с Украиной интересны Китаю: Пекин знает про транзитные преимущества нашего географического расположения. Это чувствуется даже на микроуровне - в любой китайской библиотеке или солидном книжном магазине вы найдете переведенную на китайский язык книгу Сергея Плохия «Врата Европы. История Украины».

После общения двух лидеров наши СМИ незаслуженно обделили вниманием тот факт, что кроме Владимира Зеленского, Си Цзиньпин 13 июля еще созвонился с турецким президентом Реджепом Эрдоганом и премьером Барбадоса. В разговоре с главами Украины и Турции генсек несколько раз подчеркнул важность работы этих стран с Китаем в рамках инициативы «ОПОП».

И это логично: Турция уже активный участник ОПОП, китайские инвестиции там составляют $2 млрд, из них $940 млн есть покупкой 48% акций контейнерного терминала Кумпорт на берегу Мраморного моря – стратегически важного пункта на пути товаров в Европу. Возможное подключение Украины к существующему транзитному коридору из Турции соответствует китайской стратегии и также, очевидно, выгодно Киеву. Более того, у Пекина появляются предпосылки для создания еще одной ветки «ОПОП» через Украину в ЕС ввиду политической нестабильности в Беларуси.

Ведь первоначально именно Украина была в фокусе Пекина как основной транзитер в Европу. Однако, затем началась война с Россией, и возможность транзита китайских товаров в ЕС была оперативно перехвачена Минском. Хотя отношения Александра Лукашенко с Китаем сыграли свою, балансирующую, роль в его диалоге с Москвой, сейчас он явно сближается с Россией, стремясь удержать власть любой ценой. Это видят в Пекине, где, несмотря на временный союз с Москвой, четко осознают – Россия и Китая есть соперники, и Пекин явно настораживает, что железнодорожная ветка ОПОП в Европу может быть полностью под контролем России. Более того, на фоне регрессирующих отношений с Западом, президент Беларуси заявил, что готов остановить грузовой поток между ЕС и Китаем. Вероятнее всего, он имел в виду транзит товаров из Европы на восток, однако, уже сам факт подобного намерения может быть негативно воспринят Китаем – Пекин привык перестраховываться, а не слепо рисковать. Как говорит китайская пословица: «Чини крышу до дождя» (未雨绸缪wèi yǔ chóu móu). Развитие дополнительного транзитного пути будет соответствовать такой логике, а также даст возможность Украине реально подключиться к инициативе «Один Пояс Один Путь».

Аргументы Банковой

Кто-то иронически называет комментарии «Слуг Народа» о Китае, КПК и так далее, не иначе как хвалебными панегириками. Однако, за действиями украинских властей стоит конкретный прагматичный интерес: сотрудничество с Китаем способно немного оживить отечественную экономику. Во-первых, это инфраструктурные инвестиции; во-вторых, точечное привлечение китайских ПИИ (прямых иностранных инвестиций) в такие сектора как альтернативная энергетика, машиностроение, развитие науки и IT; в-третьих, получение доступа на рынок азиатского титана, чья экономика станет первой в мире в 2028 - особенно это важно для украинской сельхозпродукции, потому что в будущем именно ее доля будет увеличиваться в нашем экспорте в Китай. В то время как экспорт железной руды из Украины в Китай будет уменьшаться, ввиду того, что Пекин открывает заводам свои собственные запасы сырья.

Вторым тезисом Банковой касательно сотрудничества с Китаем является следующий: а разве не США самый большой торговый партнер Пекина? И это реально так, за 2020 торговый оборот между двумя сверхдержавами составил более $500 млрд.

Популярные статьи сейчас

Крым отделили от Украины на сайте Олимпиады в Токио

В Киеве на квартиры жильцов ставят странные метки

На АЗС подешевел бензин и дизель, а автогаз взлетел в цене

Украинцам показали новые тарифы на электричество с 1 августа

Показать еще

При этом, несмотря на уместные аргументы, нам нужно понимать – Китай есть Китай, а США это США. Украина пока еще ищет себя в геополитической системе координат и является развивающейся страной. Ее первым приоритетом должно быть собственная стабилизация и усиление.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем просмотреть по теме разворота внешнеполитического курса Украины беседу Юрия Романенко с политологом Игорем Поповым.