За последние дни мне довелось прочитать несколько постов моих знакомых, посвященных событиям в Афганистане. Самое забавное, что эти посты, вне зависимости от пропутинского или антипутинского настроя самих постов, по сути, представляют собой пересказ российской пропаганды, которая старательно рисуют лживую картину, пользуюсь тем, что западные правительства не имеют своих пиар компаний, а западная пресса насквозь поражена болезнью левизны. Специфика ситуации заключается в том, что, даже, левое израильское русскоязычное издание «Детали», которое, как бы, является ярым антипутинистом, в таких вопросах полностью совпадает с кремлевской пропагандой. На самом деле, ничего удивительного здесь нет: левые СМИ, при всей своей внешней направленности против Путина и его империи, по сути используют те же самые стереотипы пропаганды, те же клише, как г-жа Захарова, г-н Лавров, или сам Путин. И каждый раз, для того, чтобы разобраться в этом «ирландском рагу» лжи «левых» и московских СМИ, приходится идти к истокам, брать факты и медленно, неторопливо с ними разбираться.

Афганская война стала символом фактического распада советской мощи. Разумеется, мы, живущие тогда в реальном времени, очень слабо понимали происходящее. Мне довелось посмотреть множество передач, посвященных этой войне, в том числе и передачу г-на Киселева, который принадлежал тогда к «славной» когорте российских военных «востоковедов», обеспечивающих идеологическое прикрытие для этой войны. Однако мне ни разу не доводилось услышать тех фактов, которые нам рассказали на военных сборах в Одессе, уж не помню точно, в 83, 84 или в 85 году.

Это были очень странные сборы. Нас собрали, кажется, на один день, (помнится мне это именно так, хотя почему – не знаю). В Одессе тогда был страшный снегопад, вся Одесса встала, и я с трудом добирался от своего дома на Петрашевского в военкомат на Филатова. Нас отвезли в Чабанку, и, по идее, я должен был заниматься танком Т-64, который совершенно не знал (я учился на Т-55). Но этого я не помню. А помню лишь, как нас собрали в большом зале (Ленинская комната, классная комната, актовый зал?) и перед нами выступили два офицера о войне в Афганистане.

Это были странные, непривычные выступления, достаточно жесткие и откровенные. Должен сказать, что у нас на военной кафедре в Омском политехе, тоже не жаловали победных реляций и вели разговор о военной профессии достаточно откровенно. Даже на занятиях по ППР – парт-полит работе, наш куратор не лозунги пропагандировал, а рассказывал о несчастных случаях в танковых войсках. Жуткие рассказы, которые помню до сего дня. Уже в институте я понял, что военные сказки о советской армии и ее лучшей в мире технике – липа, и ни на кафедре (по специальности), ни на военной кафедре нам не пытались вбить в голову различные идейные фантазии. Хотя, как я сейчас понимаю, мы знали очень малую часть правды. Но, даже, по сравнению с институтскими беседами, выступления двух этих офицеров потрясали. Именно тогда я и понял, что эта война для СССР обречена, хотя, разумеется, так прямо эти офицеры этого не говорили.

Но одно я очень хорошо помню из их рассказа. И вот именно это я НИ РАЗУ не встречал ни в фильмах, ни в книгах о той войне.

По словам выступающих, против советских войск поднялись ВСЕ! И самое главное. Руководили этой борьбой самые уважаемые люди. А кто были эти самые уважаемые люди? Это были врачи, учителя, инженеры, торговцы – люди с образованием. Которое они получили в СССР. Без этого факта нельзя понять того, что произошло в Афганистане и тогда, и сейчас.

Кто управляет страной при мирной жизни? Средний класс. Именно от среднего класса зависит как будет жить страна: плохо или хорошо. Нет среднего класса – нет не только демократии, нет никакого цивилизованного управления. Даже монархия, в которой нет и следа демократии, не сможет управлять нормально страной, если нет среднего класса.

Я абсолютно уверен, что те два офицера, которые тогда выступали перед нами, не были инакомыслящими. Наверху прекрасно понимали, что ввод войск в Афганистан - был безумием. Это, кстати, звучало и в фильме г-на Киселева об этой войне. Но вот о причинах этой ситуации я нигде не услышал – ни в одном из многочисленных анализов войны. А причина трагедия для Москвы в этой войне заключалась в том, что впервые за послевоенную историю, у Москвы не было замены среднего класса.

И здесь нам надо вернуться назад в истории. Мне довелось читать отрывок из очень интересной статьи канадского историка (на сайте Марка Солонина) о стратегии Гитлера и Сталина в отношении народов, которые способны вести партизанскую войну против них. Канадский историк анализирует действия Сталина и Гитлера по отношению к полякам и украинцам. Как вполне естественно, стратегия эта была очень близка. И Гитлер, и Сталин, прежде всего, старались уничтожить руководителей этой повстанческой борьбы, ликвидировав средний класс нации, чтобы превратить нацию в толпу, идущую туда, куда ей скажут.

К сожалению, в нашей стране традиционная история и здравый смысл существуют, чаще всего, в разных измерениях. Очень часто многие исторические события традиционные курсы официальной истории не пытаются анализировать с точки зрения обычного здравого смысла. А зря. Например, такой странный вопрос: зачем перед отходом из городов Украины и России НКВД убивало всех заключённых? Ведь совершенно ясно, что никакой тайны из этого убийства не будет – вошедшие в города немцы, сразу сообщат об этих преступлениях местным жителям. Фактически авторы этих казней давали нацистам великолепное оружие против самих большевиков. Зачем же было это делать? Просто злоба и бессилие? Акт отчаяния? Нет, разумеется, доля правды есть и в этом, но за этими массовыми убийствами стоял и четкий расчет.

Сталинские палачи делали все возможное, чтобы убрать разумных людей из руководства национальных общин, находящихся на территории СССР. Убрать тех, кто в будущем сумел бы создать стратегию борьбы.

К сожалению, эта политика имела успех. Например, главным итогом тех казней стало не преследование большевиков, а еврейские погромы. Толпа, у которой не было разумных вождей обрушила свой гнев за эти преступления на тех, до кого смогла дотянуться. Ну и, разумеется, немцы постарались.

Еврейские и польские погромы украинцами, еврейские и украинские погромы поляками – идеальный выход и для Сталина, и для Гитлера. Именно поэтому, кстати, Катынский расстрел был не случайностью, не ошибкой, не простой жестокостью сталинских «зверей» в погонах. Он был сознательным шагом по превращению нации в толпу.

Популярные статьи сейчас

Зеленский прокомментировал ситуацию с ценами на газ

Аналитики спрогнозировали курс доллара на конец октября

Крупные супермаркеты показали цены на сахар в середине октября

Украинцам рассказали, ждать ли снижения цен на подсолнечное масло

Показать еще

Но в отличие от Афганистана, когда коммунисты после Второй мировой войны огнем и мечом выжигали средний класс во вновь порабощенных странах (будущей «народной демократии»), у них был квази средний класс в виде нижнего и среднего звена местных партийных кадров. Да, он был профессионально на порядок хуже: непрофессиональный, запуганный, коррумпированный (чтобы не говорили идиоты – империя Сталина – это империя тотальной коррупции), но все-таки он был способен на некоторую конструктивную работу. В Афганистане не было и этого.

Советские войска вели войну с афганцами, вырезая постепенно тот узкий пласт среднего класса, который возник в этой стране при короле (и поддержке СССР), а вместо него оставалась выжженная пустыня.

Когда советские войска покинули Афганистан, формально, Моххамед Наджибулла – советский ставленник, обладал огромными силами. Но никакого реального сопротивления талибам не было.

Говоря о талибах, надо иметь в виду два условия. Во-первых, идеология талибов, с одной стороны, опирается на Коран. Ислам вообще очень специфическая религия, это религия войны. Конечно, в наше время модно твердить о мире во всем мире, о равенстве всех идеологий, но суть Ислама очень сильно отличается от тех сладеньких сказок, которые рассказывают нам идеологи постмодернизма. Ислам – религия войны и воинов. Конечно, и в иудаизме есть элементы звериной воинственности, но там это отдельные эпизоды. А Коран возникал именно как религия воинов, которая должна была их повести завоевывать мир.

Однако, даже, это нацеленность на войну Ислама, меркнет перед сутью талибов. Талибы, как и Иранский режим аятолл – это новый вариант Ислама, это «красный Ислам», Ислам, испытавший на себе практический опыт большевиков. Вся «полевая» деятельность «красных исламистов» исходит из опыта большевиков: от экспорта революции, до кровавого беспредела в терроре и полном презрении к жизням рядовых сторонников движения.

Вторым важнейшим условием режима талибов является его паразитический образ жизни по отношению к окружающему миру.

Гигантские исламские империи, возникшие после смерти основателя Ислама, были вполне жизнеспособными державами. Ислам никогда не отрицал роли знати, изначально Ислам не был религией равных. В этих странах была знать, которой поклонялись, были те, кого можно именовать «средним классом», и были те, кто мечом и саблей кормил себя, и делал карьеру воина. Именно поэтому было много общих черт между христианскими государствами тех лет и исламскими. Конечно, в долгосрочной перспективе, потенциал христианства и Ислама не сравнимы: вовсе не случайно, что христианские страны впоследствии стали стремительно развиваться, а исламские переживали ту или иную стадию «застоя». Но это в перспективе.

Талибы, как и большевики, как и режим иранских аятолл – это паразитические режимы, которые могут существовать только при наличие некоего «носителя», у которого они могут пить свои жизненные соки. Нет никаких сомнений, что в условиях того же конца первого тысячелетия нашей эры, режим талибов не просуществовал бы и десяти лет.

Талибы явились на свет, как исламское отражение коммунистического режима СССР. Тот коммунизм, что по глупости советские партийные бонзы хотели построить в Афганистане, был абсолютный искусственный, и не имел никаких шансов на реализацию без советского «костыля».

А вот режим талибов: откровенного воинствующего варварства, нищеты, беспредела, обернутый в саван из двух-трех наиболее известных цитат Корана – это именно то отражение коммунизма, которое могло возникнуть в афганской нищете духа.

Кстати, любимое объяснение кремлевских лжецов о роли наркотиков в Афганистане, скрывает страшную правду о реальной роли СССР в этой трагедии.

Разумеется, тут трудно ссылаться на мифические «исследования ООН». Кстати, вообще «ООН и научные исследования» – это абсолютный фейк, проще говоря - несовместимые понятия. ООН - это цитадель грантоедства – именно эта структура насквозь коррумпированная чиновниками, является главным мировым рекордсменом проедания различных грантов. Но вернемся к наркотикам и Афганской войне СССР. С реальной информацией об этой войне у нас всегда были большие проблемы. Разумеется, архивы не раскрыты, достоверность многих фактов подлежит очень большим сомнениям. Но кое-что вполне очевидно, даже, сейчас. Знаменитая книга будущей лауреатки Нобелевской премии г-жи Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики» (1989), в том числе говорит и о страшном явлении – тотальной наркомании молодых ребят, прошедших Афган. Неоднократно нам попадаются глухие и невнятные объяснения, как на военных транспортных «бортах» в «Союз» уходили наркотики.

Все следы этого явления говорят четко о том, что первую глобальную наркосеть создал «Ограниченный контингент Советских войск в Афганистане». Именно коррумпированные советские военные организовывали доставку «товара», именно они стимулировали посевные компании и т.д. Увы, у нас нет открытой информации о том, как и кто участвовал в этой со стороны советских военных, со стороны Наджибуллы, со стороны талибов. Но лично у меня не ни малейших сомнений, что талибы пришли на готовую наркосеть.

Основными элементами цивилизации талибов являются наркотики и экспансия. Что касается наркотиков, то надо прекрасно понимать, что «красному исламу» глубоко плевать на традиционное исламское отношения к наркотикам. Цель оправдывает средство – главный лозунг большевиков и нацистов. Наркотики – это средство для реализации политических целей, поэтому все течения «красного ислама» крайне активно используют торговлю наркотиками для достижения своих политических целей. И Хезболла, и сами иранские аятоллы, и КСИР, и, разумеется, талибы.

Что касается экспансии, то это одно важнейших условий существования цивилизаций «красного ислама», в том числе и талибов. «Красный ислам», как и большевики, не умеет жить обычной жизнью. Как там пели большевики: «Мы раздуваем пожар мировой». И вожди большевиков, и пост большевистские вожди не умеют строить мирную жизнь, ведь сама структура «красного ислама» отрицает тот минимум свободы, который необходим для существования среднего класса. Вовсе не случайно, что нынешний Иран, живущий в условиях многолетнего господства «красного ислама» по сути представляет собой СССР периода «застоя». Но нынешний Иран, живущий до сих пор объедками со стола иранского шаха, все-таки начинал со сравнительно высокого уровня, которого страна достигла при династии Пехлеви. А Афганистан был снесен до состояния полного варварства советскими войсками.

Хотелось бы также напомнить, что Джордж Буш младший принял решение войти в Афганистан именно из-за экспансии талибов, которые, полностью разрушив жизнь внутри самого Афганистана, настойчиво искали себе применение в глобальной мировой игре, дабы реализовать свои мечты об экспансии.

Разумеется, никакого реального сопротивления войскам союзников (прежде всего США), талибы оказать не могли. Но когда вы воюете с нынешними варварами, проблема заключается не в том, чтобы их разгромить. Главный вопрос: как вы будете жить дальше?

Мне запомнилось очень интересное замечание одного известного русскоязычного обозревателя Владимира Абаринова, уже очень давно живущего на Западе. Когда США входили в Ирак, он в своем материале напомнил в чем отличие «работы за границей» для англичан и американцев? Это очень интересное наблюдение.

Еще во времена Британской империи, подданные короны приезжали в Индию, Родезию, ЮАР, Австралию, чтобы достичь успеха и сделать себе состояние. Лучшие – ехали в колонии. А вот в США картина совершенно иная: американцы делают себе деньги в самих Штатах, а те, кто выезжает из страны, чаще всего, просто ищут приключений, а не успеха. Владимир Абаринов тогда выражал сомнения, что американцам удастся перестроить Ирак. Увы, он оказался прав. Но, я бы сказал, что причины более сложные.

Конечно, очень важно, что англичане видели в колониях – возможность достичь личного успеха, то, что в метрополии было гораздо сложнее. Но, даже, этого условия очень часто было недостаточно. Для того, чтобы понять, каким образом надо перестраивать жизнь территорий, населенных варварами, надо обратиться к непосредственному колониальному опыту Британской империи.

Британцы всегда были очень осторожны в навязывании своего мнения колониям. Да, они, например, утверждали в колониях нормы британского права, но старались это делать так, чтобы британское право не противоречила местным нормам, если только эти нормы были вполне допустимы. Британцы старались сохранить действующие нормы семейного права, действующие нормы права собственности, чтобы не вызывать противостояния по любому поводу с местными традициями. Даже такие чудовищные нормы, как сжигание жены вместе с телом умершего мужа или нормы поклонников богини Смерти – Кали, ликвидировались очень аккуратно, старательно избегая абстрактных обобщений.

С другой стороны, англичане всегда делали ставку на местную знать, сохраняя, своего рода, двоевластие: с одной стороны, действовали английские власти, а с другой стороны – местные. Когда после Первой мировой войны англичане и французы установили новый мировой порядок на Ближнем Востоке, они закрепили у власти династии знати, а не пытались установить демократию в пустыне.

Нет никаких сомнений, что если бы США после захвата Афганистана, передала бы правления в нем некоему знатному семейству, то с течением некоторого срока, под тенью новой власти, вырос бы новый средний класс, и в стране возникли бы легитимная и надежная власть.

Я, конечно, не уверен, что в этом случае были бы сразу соблюдены «права женщин», и новый шах Афганистана мог со своими подданными быть порою беспощадным, но, в целом, в стране могла бы появиться нормальная цивилизованная власть. Но этого не произошло.

Американцы сделали ставку на всеобщую демократию, и ставка эта оказалась неудачной. Дело не в том, что демократия неудачная форма правления. Увы, всеобщее избирательное право, особенно в условиях отсутствия среднего класса, неизбежно порождает хаос власти и коррупцию.

Совершенно неважно, какие суммы при этом будут вложены в реформы - деньги все равно разворуют. Если бы, хотя бы, американцы установили большой переходный период, когда они и только они определяли бы правила игры на этой территории, то картина могла быть иной. Как это было в Японии после Второй мировой войны. Хотя Япония, это, конечно, не Афгани стан. Но, даже, этого им не дали.

Надо четко понимать, в чем разница в «правилах игры» советского «Ограниченного контингента» в 1979-1988 гг., и войск союзников, с момента разгрома талибов и до сегодняшнего дня.

Конечно, даже в Афганистане, советские войска не обладали неограниченной властью, хотя Афганистан, это не Вьетнам – там контроль местных был гораздо жестче. Но, в принципе, советские войска могли получить от местных властей все, что было в их силах. Фактически, Афганистан был колонией СССР, другое дело, что территориальные размеры колониальной власти Советов все сокращались и сокращались.

Совершенно иная картина была с войсками союзников. Политический контроль над страной имели только местные власти, полномочия военных были очень жестко ограничены. Кто и как тратил деньги на обновление Афганистана решали только местные власти. Политически Афганистан был независимым государством, на территории которого размещался союзнический военный контингент, для поддержки местной власти. В условиях Афганистана, в котором сначала перебили средний класс в борьбе с советской агрессией, а затем зачистил все остатки образованного населения террор талибов, это был самый худший вариант управление территорией.

Наследственная власть знати, опирающаяся на личные связи, личную веру в своего господина, в договоры, подкрепленные словами уважаемых людей, чаще всего способна противостоять коррумпированной толпе варваров с автоматами. Но выборным на время начальникам, которым никто не верит, остановить такую толпу не по силам.

Надо понимать, что огромную разрушительную роль в становлении независимого Афганистана сыграли мировые СМИ. Да, формально, мировые СМИ не выступали против высадки в Афганистане войск союзников. Это вокруг Ирака развернулась ярая кампания в защиту Саддама Хусейна. Но, в целом, мировые СМИ резко выступили против и ввода войск в Афганистан, и, тем более, против разгрома Саддама Хусейна. Я уже неоднократно писал об этом феномене: мировые СМИ сегодня – это воинствующие фанатики постмодернизма. «Все идеологии имеют право на существования и все равны по значению». Кроме, разумеется, «фашизма». (Слово «фашизм» у современного постмодерниста носит сакральный характер, и означает все, что угодно: от Гитлера и Муссолини, до любого противника идей равенства). У воинствующих западных постмодернистов очень нехорошее отношение к западной армии, и особенно, к ее войсковым операциям. Причин здесь две. Во-первых, в армиях всех западных стран служат, в первую очередь, люди консервативных убеждений. Сразу хочу отметить, что военная карьера в армии в чине выше полковника сегодня всегда носит политический характер, в силу этого, количество людей консервативных убеждений среди действующих генералов в разы меньше, чем среди полковников. Но это отдельный вопрос. Но само по себе наличие армии в западных странах сохраняет основу для консервативной мысли, поэтому левая политическая тусовку под одобрительные крики мировых СМИ старается сделать все возможное, для любой дискредитации армии. Во-вторых, именно армия является наглядным примером того, что страны и идеологии не равны между собой. Любой военных конфликт доказывает, как дважды четыре, что мифы постмодернизма – липа, которая удерживается в общественном сознании только властью левых политиков и мировых СМИ.

Можно вспомнить целые саги, которые пели мировые СМИ о том, как долго и убежденно будет сопротивляться Саддам Хусейн, как тяжело придется союзникам в войне против талибов. И того и другого не случилось, что было вполне очевидно изначально.

Именно СМИ вели грандиозную кампанию с тем, чтобы не допустить управления Афганистаном и Ираком с помощью оккупационных администраций. Бесконечный вой в СМИ по поводу права наций на самоопределение.

Интересно, что когда принималось решение о Гонконге, то я не помню НИ ОДНОЙ статьи в ведущих СМИ, которая предлагала бы провести референдум среди населения Гонконга, и выслушать его мнение о судьбе этого города. В нынешних статьях о ситуации вокруг Китая и Тайваня, почти не встречается ссылок на мнение самих тайванцев, которые, в массе своей, категорически не приемлют захват острова Китаем. Здесь мнение самих людей не учитывается в статьях, посвященных геополитической проблеме, так как очевидно, что защита Тайваня очень легко может обернуться Третьей мировой войной. То есть соблюдение прав граждан Тайваня означает укрепление армии, а это недопустимо для фанатиков постмодернизма, уж лучше Китай захватит Тайвань.

Такое внимательное отношение к статусу советских войск в Афганистане 70-х--80-х, и к статусу войск союзников в нынешнем Афганистане вызвано тем, чтобы подчеркнуть: развития наркосети в Афганистане 80-х х напрямую связано с советскими войсками. И наоборот: никакого отношения к проблемам развития наркотического рынка войска США в нынешнем Афганистане не имеют.

Но в этом утверждении скрывается и важнейший вопрос: а должны ли были США вводить войска в Афганистан в начале нулевых? А это вопрос не простой.

Хотя российские комментаторы очень любят сравнивать эти две войны, на самом деле это совершенно разные войны. Ничего общего. До ввода советских войск Афганистан был, пусть и в сложном положении, но относительно цивилизованной страной. Разумеется, до Хафизулла́ Ами́на и Бабрака Кармаля – но это советское наследие. Афганистан нулевых – это выжженная варварами-талибами земля. К моменту ввода войск союзников, талибы уничтожили в Афганистане все, и были готовы к дальнейшей экспансии, поэтому желание Джорджа Буша-младшего их остановить можно только приветствовать. К сожалению, сегодняшняя ситуации стремительно движется к тому же, что было в начале нулевых. И главная проблема не военная, не политическая, а идеологическая: методами постмодернизма остановить талибов нельзя.

PS. Уважаемые читатели! Если вам было интересно ознакомиться с этой статьей – поддержите ее автора: 5168 7422 2211 9400. Кто сколько захочет

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко с Илией Кусой о ситуации в Афганистане после ухода американцев из страны и какие будут последствия для региона.