В прошлой статье я пытался поговорить о мифах, на которых мы пытаемся базировать нашу действительность. И почему неудивительно, что нам это на практике помогает слабо. Приверженность к мифологическим стереотипам вынуждать нас искать и выдёргивать из социально-культурно-экономического контекста истории исключительно моменты и детали, которые соответствуют нашему мифу, и полностью игнорируем всё остальное.

И это плохо, хотя бы потому, что объективную реальность никто не отменял, и не чиненные мосты будут рушиться даже над бульваром, переименованным в честь очередного былинного героя. Бетону всё равно какая у вас замечательная сказка о великом прошлом.

Хуже всего, когда мифология, - а я к ней отношу также и религию с идеологией, - овладевает массовым сознанием и трансформируется в реальную власть реальных людей с очень специфическим видением мира. Обусловленным всей предыдущей историей.

Можно довольно точно проследить, как менялось общественное сознание, каждый раз отмечая его кровопролитной долгой войной с частыми геноцидами. Религиозная 30-летняя война 17 века, первая мировая 7-летняя война 18 века прямиков вели к Наполеоновским войнам, которые распостранили национальное самосознание по Европе, последствия чего мы до сих пор и расхлебываем. Это не считая войн 20 века, до которых мы ещё доберемся.

Нации, по словам Бисмарка, создаются железом и кровью. Почему так? Ведь по идее это же такое некое естественное состояние этноса, с более-менее единым языком и культурой. Ан нет! Нация — это политическая абстракция, в которую людей ещё нужно загонять железом и кровью.

То же самое с другой мулькой 19 века — социальными классами. Тоже довольно абстрактное определение. Пока была лошадь — ты середняк, сельский буржуа. Пришла продразверстка, лошадь увели — теперь ты уже сельский пролетарий, готовый вступить в колхоз, чтобы не сдохнуть с голода.

В общем ни национальный, ни классовый подход не учитывают того, что люди хотя и могут быть частью общей статистики, индивидуально таковыми не являются. Любой антрополог вам скажет, что даже о расе нельзя судить по отдельному индивиду. Это также некая общая статистика миллионов. А один человек слишком индивидуален для обобщений. Скажем рэп-группа Beasty Boys и Игорь Коломойский евреи, но какая разница!

Поэтому, когда у вас формируется национальная или классовая мифология, - а обычно они шли рука об руку, учитывая, что в Европе иногда правящий класс был отличной этничности, чем те, кем они правили. Было время, когда в Риге латышам запрещали на ночь оставаться.

Вы спросите, к чему ты тут льёшь так много воды, хотя обещал поведать о причинах нападения Германии на Советский Союз?

Потому что иначе всё дело сведётся Гитлеру и Сталину и закончится очередным мифом, которых и так завались. А я же хочу, чтобы вы не только приблизительно поняли контекст того времени, но и провели параллели с современностью.

Хотя я утверждаю, что современные мифы — зло, тем не менее их стоит знать, чтобы понимать мотивацию их носителей и тем самым по возможности себя от них обезопасить.

Вот в чём была проблема европейской дипломатии в 1930-х? В том, что прежде всего британцы исходили из либеральной рациональности 19 века, имея дело с фанатиками черных, коричневых и красных мифов. Они исходили из того, что тот же Гитлер, при всей своей фанатичности, существо по сути рациональное и его запросы основываются на неком осмысленном подходе. Муссолини, стати, более хорошо разбирался в характеры фюрера и именно он пару раз не позволил Адольфу совершить аншлюс Австрии ещё в средине 1930-х. Не Британия, а Муссолини! Европа тогда очень сильно отличалась от современной, и все договаривались со всеми против всех.

Но нафига козе баян или Гитлеру Австрия? Ответ — национальный социализм. Национализм, социализм, капитализм и прочие -измы — это всего лишь некие обобщенные термины для очень неспецифичных явлений. В Китае капитализм, и во Франции капитализм, и в Техасе капитализм, но это совсем не один и тот же капитализм. Тоже самое и с национализмом. Главное в нём то, что если подходить к национализму серьёзно и до логического конца, у вас непременно получиться корпоративное социальное государство, чтобы всех там удерживать железом и кровью, и идеалом станет автаркия, система замкнутого воспроизводства сообщества, с минимальной зависимостью от обмена с внешними силами. Сами посудите, может ли быть суверенной нация, если ей приходиться зависеть от поставок необходимых ей ресурсов из других стран? Нет, конечно. Или монетарной политики других стран? Тоже нет. И если для вас абсолютной целью является абсолютная суверенность, и ваша страна не называется США, СССР или Китай, то вам придётся как-то эти ресурсы добывать.

Популярные статьи сейчас

Танці з зірками 2021: назван еще один звездный участник шоу

Мишина назвала самое великое свойство женщины

Крым отделили от Украины на сайте Олимпиады в Токио

На АЗС подешевел бензин и дизель, а автогаз взлетел в цене

Показать еще

Национальные социалисты, как правило, хреновые экономисты, да и саму экономику на основе рыночного спроса-предложения они считают еврейской штучкой, поэтому они обязательно будет создавать плановое хозяйство с неизбежными последствиями, На 1939 немецкие рабочие жили хуже, чем в 1929, но государственная пропаганда их убеждала, что лучше. Ну, могли ещё просто настучать по голове или в Дахау сослать для проветривания мозгов.

Нацистская экономика, построенная на мифе, постоянно требовала внешних финансовых вливаний. Как ни странно. Занимать суверенной нации не к лицу, значит?... Правильно — постоянная экспансия. Это такая гремучая смесь идеологии и жизненной необходимости. Вот именно это европейские политики и проморгали. А так как все тогда были против всех, то была постоянная угроза оказаться одному против всех. Были даже ситуации, когда Италия и Германия могли вступить в военное противостояние.

Короче говоря, Германии приходится постоянно кого-то жрать. Сначала своих евреев. Потом Австрию и Чехию. И Британия ей это позволяет, потому что Британия воевать не готова ни морально, ни практически. На май-июнь 1945, то есть на самом пике победной войны, в британских вооруженных силах служило около 2,5 миллион и примерно столько же в индийской колониальной армии. Это, на минуточку, на всё, про всё, от Гибралтара до Сингапура, от Норвегии до Египта и Бирмы. В германских силах за всё Вторую мировую прослужило около 16 миллионов человек. На гораздо более узком, хотя и немалом, участке планеты. В общем, когда Германия напала на Польшу, воевать с ней Британия особо не могла. Хотя пыталась и огребла.

Спрашивают, а почему Британия не объявила войну и СССР за Польшу? Такого вроде и в договоре с поляками не было, не дело даже не в том. Самое последние, что могла на тот момент позволить себе Британия — это ещё начать войну и со Сталиным! Когда и тех 2,5 миллионов у неё даже не было.

В 1940 году Гитлер почти устраивает свою автаркию, заняв Норвегию и обеспечив себя шведской железной рудой, сделав Балтику фактически внутренним немецким морем. Шведы, зажатые между немецкой Норвегией и союзной немцам Финляндией, вопреки нашим мифам, просто не могли особо рыпаться, ибо немцы их могли сожрать за пару недель.

Мог ли остановиться Гитлер в этот момент? Нет! Маховик войны был запущен. И под неё были собраны, или награблены, достаточные ресурсы. Чего не доставало Германии для полной автаркии? Нефти. Союзная ей Румыния не могла покрыть все нужды в нефти, а нефть тогда производилась в США, Венесуэле, Румынии, Иране и СССР. Плюс в СССР производилась еда, которая в гитлеровской Германии всегда была проблемой и имелись пространства для колонизации, плюс удобно походила идеология расового превосходства, изложенная в книге «Моя борьба».

1941 год был самым удобным и, вероятно, единственным моментом в истории, когда Германия имела реальный шанс победить Советский Союз. Для этого ей нужно было дождаться сухого сезона, где в июне, очень быстро обрушиться превосходящими силами и техникой, и до осени суметь заставить Сталина признать поражение или пойти на уступки, и, главное, обеспечить себе кавказскую нефть с возможным вектором на Ближний Восток. Плана «Б» просто не существовало. Дурацкая идеология, основанная на абсолютном национализме, видящий взаимовыгодные торговые отношения как угрозу суверенитету, заставляла одну из крупнейших стран мира идти на фактический блеф против крупнейшей страны мира. Потому что сами немецкие генералы уже в июле, встречах разрозненное, но достаточно ожесточенное сопротивление Красной Армии, задавались вопросом — а что будет, если до сентября-октября мы не достигнем намеченных задач, а горючее кончится и логистические линии растянутся до момента срыва?

Так оно и случилось. Несмотря на катастрофу лета 1941, советские войска, ценою страшных потерь, держали фронт и неподготовленный к зимней компании Вермахт остановили под Москвой. Дело было не в морозе, а логистике. Которую мифом не заменишь.

Давайте вернемся к силе мифа. Точнее, его негативной силе. И почему стоит учитывать мифологию противника всерьёз. Ни советское, ни британское, ни французское руководство не учитывала гитлеровскую мифологию. Они искали за этим безумием какую-то логику, и оказались в плену своего мифа о противнике. В свою очередь Гитлер тоже полагался на миф, всерьёз ожидая быстрого коллапса Советского Союза, игнорируя и историю, и реальность. Особенно учитывая, что в его планах, которые стали приводится в действие моментально, жизнь местного населения не принималась во внимание. Германии требовалось вечно кого-то жрать, чтобы выжить в том виде, в котором её создали нацисты. По другому у них просто не получалось из-за их мифологии.

В своё время писатель Феликс Кривин написал о религиозных войнах - «Не так страшны войны за свои убеждения, как свои заблуждения». Собственно говоря, современном мире война не имеет никакого логического, практического смысла. Торговать всегда выгодней, удобней и безопасней. Нам кажется, что каждая война имеет какой-то политический или экономический мотиватор. Но если взглянуть глубже, то видно, что в самой её основе непременно лежит эмоциональная составляющая какого-то мифа, Суверенности нации, русского мира, демократии как панацее от всех зол, и тому подобное. Этого достаточно, чтобы запустить последовательность событий, которые неизбежно ведут к насилию, конфликту, войне. И обычно никто этого не ждёт и не планирует. И никто этого не ожидает, хотя противник годами семафорит свою идеологию открытым текстом, потому что ищет за декларациями некий смысл и логику.

Гитлеры и Сталины не создатели, а результаты мифов. Просто мы считаем, что если наши мифы создаются из благих побуждений, то они приведут только к благим результатам, а не вот этим монстрам. А ведь монстры приходят к нам как раз из мифов.

Подписывайтесь канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram