Политика – это способность лидера (политической элиты) нации определять направление и цель движения общества, а также организация порядка действий в выбранном направлении.

Поскольку мы за годы независимости по уровню и качеству жизни (демография, экология, доходы семейного бюджета, социальные стандарты, наука, безопасность) двигались по эскалатору не вверх, а вниз, то в отношении прежних лидеров общество вправе вынести морально удостоверенный вердикт: вы не соответствовали своей высокой должности.

Надо, конечно, отметить особые заслуги Леонида Даниловича. Он в условиях жестокого экономического и политического кризиса нашел нетривиальный выход - не только легализовал политику социал-дарвинизма (как и в мире животных - выживает сильный и жестокий), но и задал направление «эскалатору».

Результат – антинародный режим олигархии. Два Майдана, сдача врагу Крыма и война на востоке записаны в актив этого режима.

Этот режим может и дальше существовать только в форме перманентного кризиса, разрушающего народное хозяйство и национальную безопасность.

Президент Зеленский впервые за годы независимости заявил об организации ПОРЯДКА действий в направлении устранения этого антинародного режима.

Это его важнейший государственный шаг, указывающий на перспективу выхода из кризиса.

О необходимости таких действий говорили и раньше. Например, кандидат в президенты Анатолий Гриценко уже дважды прямо заявлял о такой программной цели. Олигархи перекрыли ему доступ к верховной власти, продажные журналисты палили по нему из медийных орудий всех калибров, а контуженные кононадой этой стрельбы избиратели отказали ему в доверии и «выбрали» Зеленского.

Слово выборы заковычил, потому что в условиях олигархии, как при любой деспотии, выборов нет в принципе. Только имитация и скупка лояльности граждан к тем, кто их грабит и дурит.

Возможно, избиратели не сильно продешевили, если заявленная задача освободить страну от режима олигархии в интересах национальной безопасности страны и её суверенитета будет выполнена.

Но это задача не только президента, это задача украинского народа.

О невероятной сложности выполнения этой задачи лучше всего говорят две проблемы – они на поверхности.

Первая – внешняя. Яркий свежий пример - «глубокая озабоченность» коллективного Запада недавним увольнением Коболева. Не уважает, мол, Украина корпоративные права. Ай-яй!

Популярные статьи сейчас

Экономисты рассказали, каких «сюрпризов» ждать от курса доллара

Трагически погибла "Бегущая за солнцем", украинская рекордсменка Долган

Ощадбанк и ПриватБанк уйдут с молотка: чего ждать клиентам

Циклон затопит часть Украины: какие области зальет дождями

Показать еще

Наверное, надо признать, что соблюдение корпоративных прав в этом случае означает фактическое искусственное торможение роста добычи собственного газа (с чем этот господин и его братья по разуму успешно справлялись), а также постоянное наращивание внешнего долга. В интересах не украинского народа, а международных корпораций.

За этим парадоксом скрывается фундаментальный сдвиг в системе мирового порядка – об этом надо сказать подробнее, чтобы понимать, в каком геополитическом лабиринте (или ловушке) оказались мы все вместе с президентом Зеленским.

За последние 40-50 лет произошло отделение власти от политики. Настоящая большая власть стала глобальной, а политика осталась локально-национальной. Настоящая власть теперь сосредоточена в офисах международных корпораций.

По этому поводу польско-британский социолог и философ Зигмунт Бауман (1925-2017) пишет: «Отсутствие политического контроля <за глобальной властью>… ведёт к тому, что существующие политические институции, их инициативы и дела оказываются всё менее связанными с жизненными проблемами граждан национальных государств…Оставленные государством функции <контроля за глобальной властью>… превращаются в игровую площадку для… непредсказуемых рыночных сил или же оказываются жертвой частной инициативы и индивидуальной опеки».

С этой точки зрения понятны такие решающие для судьбы страны факторы, как девальвация гарантий безопасности Украины в свете Будапештского меморандума, инфляционная цена «принципиальности» США в отношении «Северного потока-2», геополитическое плутовство связки Меркель – Макрон – Путин, и «глубокая озабоченность» наших «стратегических» друзей. Как и в целом эрозия политической субъектности Украины.

Путь к утраченной субъектности Украины в международных делах сейчас настолько важен и настолько труден, что сравню его (при неизбежной этически условной оправданности этой метафоры) с путем через Голгофу. Речь ведь идёт об исторической смене направления движения «эскалатора». Или (выражаясь птичьим языком) о смене социо-политико-экономической парадигмы. Иначе, о модернизации и выходе Украины в современность.

И здесь вторая, внутренняя проблема.

Инициатива президента «решить проблему олигархии» объясняется этой «голгофной» исторической ситуацией, которую он сам если и не понял в полной мере, то явно прочувствовал как личную опасность: или распнут, или государство еще сможет лишить «прокуратора» олигархии монопольной власти и стать современным демократическим, правовым, некоррумпированным государством.

Те политические лицедеи, кто сегодня театрально заламывают руки и тычут ему пальцем в лицо: «Где твои предвыборные обещания?!» или: «Это всё – 95-й квартал!» или: «Спасем страну от зе-дилетантизма!», – они либо по службе у олигархов авансом примеряют на себя тяжелый с медными бляхами пояс булгаковского кентуриона Марка Крысобоя, либо перешли в стаю шакалов, которые уже чуют запах добычи в новом переделе собственности и власти.

Но не меньшую опасность в этой кризисной ситуации представляют те наши хорошо образованные интеллектуалы, которые сделали карьеру на идеях из книжек западных экономистов о постмодернистской парадигме современного потребительского капитализма, о доминировании в современных обществах «экономики услуг» и при этом настойчиво потрясают штандартами салонных либеральных тусовок.

Опасность в том, что они заняли позицию бесплодной критики в нише «просвещённого сектантства», а могли бы быть интеллектуальной опорой конструкции новой антиолигархической архитектуры власти. Но мешает либеральный догматизм, который не позволяет видеть нечто принципиально важное.

Например, что классический либерализм почил в бозе еще в 1914-м (Первая мировая была его кризисным финалом); что идеология потребительского капитализма появилась на Западе во второй половине ХХ столетия на основе индустриальной базы нового поколения, когда умные машины выбросили массу рабочих из цехов. А в Украине ситуация обратная - мы имеем регрессию деиндустриализации и безработицу промышленной смерти.

Наконец, в результате власти олигархических монополий мы каждый день сталкиваемся с растущей дегуманизацией общественных отношений. Не законы социальной организации на основе права, солидарного труда и накопления капитала для развития общества определяют национальную экономику капитализма для людей, а ровно наоборот: экономика капитализма для богатых определяет условия социальной дезорганизации - эксплуатацию труда, вывоз капитала, экологические катастрофы, истощение земли и нравственных оснований легитимации существующего порядка.

Предложенный президентом законопроект об олигархии как угрозе национальной безопасности будет иметь историческое значение только в том случае, если общество поддержит его философию, ориентированную на освобождение человека труда от «железной пяты» дикого капитализма.

Надо помочь президенту - и понять модус этого момента истории, и остаться на высоте этой исторической задачи.

Не можете – не мешайте. Не хотите – катитесь к …. сами знаете куда.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

В продолжение темы рекомендуем просмотреть беседу Юрия Романенко с политтехнологом Сергеем Гайдаем.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram