В третьей части статьи Леонида Штекеля идет речь о том, как эволюционировали медиа по мере разворачивания процесса глобализации в 70-90-е годы прошлого века.

Первая часть

Вторая часть

Два события определяют глобализацию в 70-е годы.

Во-первых, захват Южного Вьетнама Северным после ухода из Вьетнама войск США. США, Северный и Южный Вьетнам заключил в 1972 году всеобъемлющий мирный договор, на основании которого США вышли из Вьетнама. Как только войска США покинули Южный Вьетнам, северо-вьетнамские войска, наплевав на договор, начали тотальное наступление при поддержке СССР и КНР, - и захватили весь Вьетнам. Шок западного общества, прежде всего, американского, был чудовищным. На несколько лет США погрузились в пучину «вьетнамского синдрома».

Во-вторых, в 1979 году шахская оппозиция в Иране сумела свергнуть прозападного шаха Ирана. Однако победа либеральной оппозиции обернулась торжеством радикальных исламистов. В результате у власти оказались исламские богословы, которые перебили или выслали либеральную шахскую оппозицию из страны, и установили жесточайший исламский террор. С 1979 года начинается возрождение воинственного ислама, несущего в себе черты большевизма – практика большевиков становится, во многом, основой практики исламистов, в том числе экспорт революции, создание войск ЧОН-ГПУ в виде КСИР, контроль экономики структурами исламских радикалов и т.д.

Все эти события весьма негативно повлияли на мировую глобализацию, и хотя в эти годы продолжается развитие юго-восточных драконов, а Япония становится одной из самых развитых после США мировых держав, процесс глобализации сильно замедлился.

Единственной важной экономической особенностью этой эпохи становится значительное перераспределение финансовых потоков, так как после Войны Судного дня 1973 года и бойкота Запада странами ОПЕК, цена нефти уже не опускается до довоенного уровня. Доходы нефтедобывающих стран стремительно растут.

В свою очередь это позволило экспортно ориентированным экономикам Тайваня, Южной Кореи и Японии стремительно расширить объемы своего производства и экспорта, делая ставку на потребление в нефтедобывающих странах – прежде всего, в арабских монархиях.

В СССР это позволило переломить экономический кризис начала 70-х после свернутых по политическим причинам (Чехословацкие события) косыгинских реформ. По различным оценкам, СССР за годы высоких нефтяных цен 70-х – начала 80-х получил около 600 миллиардов долларов, которые были потрачены на «экспорт революции» и перевооружение Советской Армии.

Восьмидесятые годы начались серьезными потрясениями на Ближнем Востоке, вызванными активной экспансией Ирана, официально взявшего на вооружение знаменитый советский тезис об «экспорте революции». После отражения нападения Саддама Хусейна, используя, как и СССР в свое время, толпы слабо вооруженных ополченцев против войск Саддама Хусейна, иранские исламисты сумели задавить войска Хуссейна телами своих ополченцев. Потом пик иранской экспансии переметнулся в Ливан.

В США после долгих лет нахождения у власти леволиберальных президентов, в 1980 году к власти пришел правоцентрист Рональд Рейган. Одну из важней своих внешнеполитических задач он видит в противостоянии СССР. Именно Рональд Рейган и ближайший круг его сподвижников организуют экономическую блокаду СССР и убеждают ведущие страны ОПЕК повысить добычу и резко понизить цену на нефть.

В 80-е годы начинается и поворот глобальных СМИ. Победа правоцентристов в Великобритании (Тэтчер) и США (Рейган) показало необходимость правоцентристских СМИ. Наряду с левыми («розовыми», как говорили американцы) СМИ, в США создаются шоу и целые телеканалы, ориентированные на консервативного зрителя, сторонника республиканцев. Прежде всего, этот процесс связан с в начале австралийским, потом британским, а затем и американским медиа-магнатом Рупертом Мёрдоком. Сначала он консолидирует свои активы в Англии, где у власти прочно удерживается правительство консерваторов во главе с Маргарет Тэтчер. Он покупает «News of the World», «The Times» И создает в Англии телеканал Sky, а в США - Fox News.

Популярные статьи сейчас

В Украине ухудшится погода: похолодание, дожди и сильный ветер

Кабмин выделит деньги украинцам на покупку жилья: кому повезет

В Одессе образовались огромные очереди на вакцинацию из-за "красной" зоны

В Украине скоро изменят цены на сахар: к чему готовиться

Показать еще

В это же время, наряду с эфирным телевещанием, стремительно растет влияние кабельных (платных) телеканалов в США. Именно они становятся пионерами в проведении различных политических ток-шоу, которые начинают играть огромную роль в политике. Причем здесь, в отличие от «старых» СМИ, стремительно растет влияние правоцентристских передач. Этому очень способствовало то, что подписка на кабельные телеканалы была платной. Телеканалы жили не только за счет рекламы, но и благодаря плате за информацию. Что поощряло желание телеканала давать ту информацию и под тем углом, которым интересовался их зритель.

Правоцентристские СМИ в этот период начинают играть все большую роль и в глобальных медиа, хотя они сильно уступают неограниченным бюджетным возможностям Би-Би-Си. В это же время позиция «старых» СМИ, в том числе и Би-Би-Си, остается крайне левой, главной тезой этих СМИ является доказательство того, что правительства западных стран строят всякие заговоры против своих избирателей. «Старые» СМИ все чаще выступают в роли уже не СМИ, а ультра-левой оппозиционной партии.

Мощнейший удар по «старым» СМИ наносит Перестройка в СССР. То, что стратегия Рейгана и Тэтчер по жесткому противостоянию СССР оказалась успешной, а критика левых СМИ – пустой, на некоторое время заставило «старые» СМИ приостановить свои бесконечные нападки на администрацию Рейгана и кабинет Тэтчер. Именно в конце 80-х появляется знаменитая статья Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории». Имеется в виду конец знаменитого лозунга Французской революции конца XVIII века «Свобода, равенство, братство», ставшего главным лозунгом левой идеи.

Но если свободный мир пытается избавиться от левой идеи, то в Китае в 1989 году на площади Тяньаньмэнь происходит чудовищная бойня, когда армией и танками китайские коммунисты подавляют мирный бунт студентов и интеллигенции против левой идеи. По ряду оценок, при этом было убито около трех тысяч человек, впрочем, точные цифры неизвестны. С этого момента именно Китай становится новым столпом возврата левой идеи.

К началу 90-х годов мировая постиндустриальная глобализация коснулась «старых игроков»: страны Западной, Северной и частично Южной Европы, Северной Америки и Японии. Кроме того, к ним присоединились за 80-е годы пост франкийская Испания и юго-восточные драконы: Тайвань, Южная Корея, Гонконг, Сингапур. При этом страны Латинской Америки, за исключением Чили при Аугусто Пиночете, традиционно выпадали из этой глобализации, выступая лишь как рынки для основных товаропроизводителей или как поставщики сырья. Еще хуже была ситуация в странах Африки, где коррупция в молодых государствах достигала просто космических размеров. Если в начале 80-х белые мирно отдают свою власть черным в Южной Родезии, будущей Зимбабве под гарантии ведущих стран Запада, прежде всего Британии и США, то в начало 90-х белых добровольно отказываются (политика «Перестройки») от политической власти в ЮАР.

В Зимбабве это заканчивается всеобщей нищетой менее, чем через 10 лет после прихода «черного населения» к власти, а затем к массовым погромам и убийствам белых. Разумеется, «гарантии США и Британии» не стояли, даже, той бумаги, на которой были написаны. В ЮАР, где белое население играло большую роль, чем в Зимбабве, картина оказалась менее трагической, но власть «черных коммунистов» обернулась деградацией государства, стремительным ростом преступности, коррупции, смертности и так далее.

В 90-е годы начинается долгосрочный процесс шантажа странами Африки ведущих западных держав с целью получить от них средства для дальнейшего прозябания коррумпированных режимов. Эту тенденцию активно поддерживает ООН. Шантаж осуществляется под левыми лозунгами о «борьбе с колониальным наследием». Этот шантаж активно поддерживается левыми СМИ, которые не замечают откровенного геноцида белого меньшинства в Зимбабве (бывшая Южная Родезия), но зато активно пропагандируют многомиллиардные пожертвования «несчастным африканцам, пожинающим плоды проклятого буржуазного колониализма». То, что колонии были ликвидированы 30 лет назад, то, что в колониях никогда не было такого голода, такой коррупции и такого кровопролития, как при «независимости», эти левые СМИ в упор не замечают.

Девяностые годы – время стремительного расцвета спутникового телевидения. Практически все крупные телеканалы, запускают свои спутники, мало того, появляются исключительно спутниковые телеканалы. Дешевые приемники спутникового телевидения позволяют стать его потребителями представителям среднего класса практически всех развивающихся стран.

В 90-е годы также стремительно идет развитие производства компьютеров. В течение нескольких лет на рынок выбрасываются сотни миллионов компьютеров, цена на них стремительно падает, и компьютеры становятся привычным предметом в обиходе не только в развитых странах, но и в странах третьего мира. В середине 90-х к этому добавляется появление дешевых и простых протоколов для обмена информацией между компьютерами по сетям. Возникает глобальный интернет.

В 90-е годы возникает принципиально новая ситуация в глобализации. На глобальный рынок выходит Китай. Специфика китайской индустриализации заключается в принципиально новом подходе к наращиванию экономического потенциала: относительная экономическая свобода при полном политическом контроле коммунистической партии Китая. В стране сохраняется система взяток, высшей партийной коррупции, характерной для СССР периода «застоя». Но при этом цена трудовых ресурсов ничтожна, и люди готовы работать любое количество времени за нищенскую плату. Это стремление поддерживается тотальной нищетой в крестьянских районах, относительно которой даже маленькая зарплата кажется огромной. Кроме того, в стране проводится в неограниченных масштабах неофициальная, но централизованная политика тотальной кражи интеллектуальной собственности в западных странах. Правительство осуществляет тотальное политическое крышевание краж интеллектуальной собственности, а западные страны оказываются неспособны противостоять этой политике. Кроме того, западные компании, особенно европейские, зажатые у себя на родине грандиозными социальными налогами, стремятся уйти туда, где этих налогов нет. При всей системе взяток, дешевизна рабочей силы полностью перекрывает издержки на коррупцию, и прибыли западных компаний у себя на родине от товаров, произведенных в Китае, достигает космических вершин.

Несмотря на то, что после трагедии 1989 года страны Запада принимают решение не поставлять в Китай технологий «двойного применения», которые можно использовать и в гражданской, и в военной сферах, европейские компании активно игнорируют эти международные санкции. Да и никаких штрафов для нарушивших эти санкции фактически не было. В течение 90-х годов Китай получает самые современные технологии производства и стремительно завоевывает рынок дешевых товаров. К началу нулевых Китай – главный мировой производитель потребительских товаров дешевого и среднего класса. Причем Китай уже доминирует на рынках Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока и активно выходит на европейские рынки.

90-е годы – это время публичных заявлений о конце эпохи глобального силового противостояния. Распад СССР, многонациональная коалиция во время войны в Заливе, договор Осло между Израилем и палестинцами, отказ Украины от ядерного оружия – наглядные примеры успеха международной бюрократии. В начале 90-х стремительно растет роль ООН, и мировые СМИ выступают главными пропагандистами мировой бюрократии. Газеты и телевиденье многократно пиарят различного рода миротворческие программы, типа «Нефть в обмен на продовольствие» для Саддама Хусейна. Вероятно, самое знаковое событие тех лет – односторонний уход Израиля из Южного Ливана, который активно поддерживают и мировые СМИ, и международная бюрократия.

В 90-е годы прочно утверждается общая концепция философии мировых СМИ. Известный американский сценарист и литератор, автор сценария знаменитого фильма «Парк Юрского периода» Майкл Крайтон называет мировые СМИ «Государством страха». Мировые СМИ продвигают себя, как единственный защитник обывателя от бесконечных заговоров правительства и страшных катастроф, которые ожидают цивилизованный мир. Сначала это были ожидания всемирного похолодания, и мировые СМИ были переполнены заявлениями о скором приходе страшной бесконечной зимы (как в фильме «Послезавтра»). Затем на смену этой идее приходит идея о всеобщем потеплении. В другом своем романе «Крылья» Майкл Крайтон рассматривает деградацию американских СМИ после войны во Вьетнам, и превращение их в систему запугивания читателя бесконечными заговорами правительства и крупных компаний. При этом глобальные СМИ используют традиционный прием: они выстраивают свои схемы манипуляция читателем путем публикации мнения простых обывателей о событиях, в которых те ничего не понимают. СМИ все реже приглашают независимых экспертов, имеющих представление о предмете, а делают ставку на эмоциональные рассуждения не разбирающихся в предмете обсуждения людей. Если появляется эксперт, то его мнение сравнивается с мнением обывателя. Формально это делается на основании того, что мнения всех важны. Но при этом, фактически, СМИ манипулируют информацией с целью выставить себя единственной объективной стороной, которая заботится о том, чтобы услышать мнение простого человека. Разумеется, в отличие от правительства.

В эти же годы идет стремительное утверждение в СМИ принципов Би-Би-Си, которые чисто формально призывают предоставлять на каждое событие несколько мнений. Однако при этом журналисты могут либо «забить» некомпетентными мнениями слова эксперта, которые мешают продвижению идей журналиста, либо дав много точек зрений от людей, понимающих суть проблемы и людей, ничего не понимающих в ней, «утопить» суть происходящего.

Майкл Крайтон показывает в своем романе, как общенациональное американское СМИ манипулирует информацией в сфере авиационной безопасности, ради получения скандального репортажа.

Именно на фоне таких глобальных СМИ и происходит в 90-е стремительный рост влияния СМИ Руперта Мэрдока, ориентирующихся на более традиционную систему подачи информации. В Британии, невзирая на финансовую монополию Би-Би-Си, которая существует на специальный общенациональный налог, но при этом имеет право использовать рекламу, стремительно растет влияние телекомпании Sky.

Но на фоне всемирного «миролюбивого» «братства бюрократов» проходят акции кровавейшего геноцида в Африке, избиения и погромы белых фермеров в Зимбабве, которыми руководит Мугабе, давший в свое время белым фермерам гарантии неприкосновенности, нарастает террор в Израиле, которым де факто руководит главный «миротворец Осло» Ясир Арафат и идет кровавая гражданская война в самом центре Европы – в бывшей Югославии. А Саддам Хусейн, как оказалось впоследствии, легко водит за нос международные бюрократические инстанции, используя элементарные взятки. И исламский террор стремительно усиливается, число сторонников «Аль-Каиды» стремительно растет.

Важнейшим геополитическим событием 90-х, оказавшим прямое воздействие на глобализацию, стало превращение Европейского Союза из чисто экономического объединения в политическое. Была реализована знаменитая социалистическая идея о Соединенных Штатах Европы. Но в отличие от классических Соединенных Штатов Америки, которое произошло на основе либеральных традиций в рамках свободной конфедерации, в Европе произошло объединение на принципах бюрократического (социалистического) объединения. Европейская бюрократия потребовала передать ей политические и политико-экономические функции, что превратило Европу в главный бастион бюрократии в мире. Во имя политических целей была создана и единая европейская валюта (за исключением Великобритании). Ее главная задача ослабить роль доллара в международных расчетах и придать финансовый вес политической бюрократии Европы. Именно в силу политической составляющей этой валюты многие экономисты предсказывали евро крайне печальную судьбу. Надо сказать, что во многом они были правы, и Европу постоянно сотрясают политико-финансовые кризисы, вызванные тем, что евро – это не столько валюта, сколько политика. Но в глобальном плане евро так и не сумело вытеснить доллар из международных расчетов, и сегодня у китайского юаня есть больше шансов стать второй резервной валютой в мире, чем у евро.

Итогом этого стала стремительное удорожание бизнеса в ЕС. Налоги, ограничения, перераспределение средств достигло космических высот, сравнимых разве что с СССР. Что неизбежно чудовищно удорожало все европейские товары, произведенные в рамках ЕС. Мало того, это оказало свое негативное влияние и на американский бизнес, так как вынудило и США вводить новые ограничительные и регулирующие меры, тем более что в 90-х в США у власти были демократы. Именно благодаря этому стал возможен стремительный рост китайской экономики в эти же годы.

Знаковое событие 90-х – это возврат коммунистическому Китаю Гонконга. Сам Гонконг был передан Великобритании на сто лет совершенно другим правительством и в других условиях. После захвата Китая коммунистами в 1949 году, западные лидеры игнорировали Китайскую народную республику. Во многом это было связано с тем, что благодаря агентурной сети СССР в Госдепартаменте США, президент Трумэн лишил Чан Кайши поддержки США и перестал помогать ему в борьбе против коммунистов, при том, что Сталин не только поддержал Мао Цзэдуна оружием, но и направил в его распоряжение военные части летчиков, танкистов, артиллеристов и т.д.. У Чан Кайши не было ни одно шанса выиграть войну против союза Сталина и Мао Цзэдуна, а Трумэн с подачи агентов Сталина, отказался помочь китайскому лидеру, бывшему союзнику во Второй мировой войне. Обвинение президента Трумэна в том, что «потерял» Китай, стало одним из важнейших условий победы Эйзенхауэра в выборах 1952 года. Разумеется, с этого момента, США полностью игнорировали коммунистический Китай. Место Китая в Совете безопасности ООН занимал Тайвань. Все начало меняться в 1972 году, когда президент США Никсон посетил КНР. В то время КНР стал главным противником СССР, и Никсон рассматривал этот визит в свете противостояния с СССР. Кроме того, у китайских коммунистов были претензии к Вьетнаму и СССР в связи с тем, что вьетнамские коммунисты однозначно встали на сторону СССР. Впоследствии это приведет к китайско-вьетнамской войне. Однако этот визит Никсона имел и другую сторону. Китайские коммунисты потребовали себе «плату» за прием Никсона – место в Совете безопасности ООН. И они его получили. И это имело очень серьезные и далеко идущие последствия. Как и мир во Вьетнаме, подписанный Киссинджером, эти шаги администрации президента Никсона, в перспективе стали тягчайшими внешнеполитическими поражениями США после Второй мировой войны.

Впоследствии и президент Рейган, и премьер-министр Тэтчер активно поддерживали отношения своих стран с коммунистическим Китаем, стараясь использовать противостояние СССР и КНР, которые в 70-е годы и начале 80-х были в состоянии вялотекущего военного конфликта. Окончание срока «аренды» Гонконга на основании международного права давало возможность Великобритании провести референдум среди населения Гонконга о его дальнейшей судьбе. Но даже Маргарет Тэтчер не решилась это сделать. Они заключили договор с коммунистами, хотя не подлежала сомнению та истина, что любой договор с коммунистами – филькина грамота для коммунистов.

К концу 90-х годов интернет издания начинают медленно, но уверенно занимать место печатных СМИ, а порою и телевидения. Оперативность их работы, легкость в достижении контакта с читателем, превращает интернет-издания в господствующий вариант глобальных СМИ. Главной проблемой их остаются два принципиальных вопроса: авторское право и плата за информацию.

В условиях создания легкодоступных цифровых носителей информации, с одной стороны, резко облегчается вопрос незаконного копирования информации, а с другой – технические трудности реализации принципов покупки и продажи информации. Реклама не может обеспечить существование всех СМИ, так как ранее даже скандальная, бульварная пресса, часть средств получала за счет продажи своих изданий. А телевидение, прежде всего кабельное, существовало за счет абонентной платы. Широкое развитие интернета лишает СМИ этих возможностей. Особенно опасным оно становится для молодых изданий, которые не имеют устоявшихся рекламных отношений с заказчиками.

С другой стороны, в эти годы телевиденье становится гораздо ближе к мировым событиям, чем ранее. Телекомпания CNN начала впервые выдавать в эфир непосредственную «картинку» боевых действия во время Войны в Заливе (1990-1991 гг.). Кадры издевательства суданских мародеров над телами погибших американских пехотинцев вызвали шок в Америке. Хотя в свое время кадры из Южного Вьетнама и стали, в какой-то степени, «обыденностью» американского телевещания, с 90-х годов американский и европейский зритель оказался буквально в двух шагах от «передовой».

(Продолжение следует)

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram