В последнем сезоне французского шпионского сериала Le Bureau des Legendes шейх племени Тарабин — крупнейшего на Синайском полуострове — встречается с сотрудниками DGSE (Генеральный директорат внешней безопасности во Франции). Он соглашается сотрудничать с французской разведкой в обмен на информацию об исламистах, и требует военной поддержки и помощи в трудоустройстве молодых членов племени. Шейх описывает главные проблемы, от которых страдает Синайская молодёжь: наркотики, разгильдяйство, безработица и исламизм. Его сын — не исключение. После работы, он активно контактирует с «Исламским государством» и в конце концов организовывает теракт в одном из каирских отелей.

Этот эпизод хорошо показывает, что стоит на кону в жизни на Синайском полуострове: неоднозначные манёвры разных племён, распространение радикальных идей среди молодёжи, интриги внешних спецслужб…

Располагаясь на перекрёстке между Африкой и Азией и будучи буферной зоной и мостиком между регионами, стратегическая ценность этой территории признавалась всеми силами, которые ею управляли: Османскую империю, англо-египетскую администрацию, израильские оккупационные силы и затем снова Египет в 1982 году.

В сознании народов региона имидж Синая сформировался в основном во время израильской оккупации. Полуостров воспринимался как крепостной вал против «сионистских захватчиков», часть Родины, которую удалось вернуть. Однако парадоксальным образом этот оплот сопротивления является и беднейшим регионом, которым центральные власти много лет совсем не занимаются. В Каире Синай воспринимают как земли отсталых бедуинов, бунтовщиков, всегда готовых вступить в союз с иностранными силами и играть роль «пятой колонны», подрывая национальное единство. Со своей стороны бедуины видят египетское государство как очередного оккупанта (по арабски: «ихтиляль масри»).

Синайский полуостров состоит из пустынь, бесплодных гор и глубоких долин, прибережных городков, районов, где преобладает власть племён: коротко говоря, идеальное место для ведения партизанской войны. Спустя много лет относительного мира, установленного после заключения договорённостей между племенами Тарабин и Тийяга в 1889 году, согласно которому были определены взаимные племенные границы и распределены торговые потоки, регион Синая, всегда отказывавшийся подчиниться центру, снова поднял бунт в 2011 году. Всё началось с классических племенных выступлений, которые быстро переросли в партизанскую войну, когда сюда прибыли криминальные группировки и транснациональные террористические организации.

Сегодня, когда полуостров стал территорией беззакония, где государство не имеет влияния, нестабильность на Синае угрожает всему региону. Опасаясь распространению исламизма, Египет развернул на Синае войска в 2012 году для восстановления мира и порядка. Однако они не смогли достичь этих целей: война продолжается, а египетской армии не удаётся найти союзников среди местных племён и населения.

Порочный круг беззакония и насилия

Северный Синай — одна из беднейших провинций Египта — почувствовала на себе все тяготы неолиберальной политики времён Хосни Мубарака. Египетское государство не признает коллективной или племенной собственности, и лишило бедуинов значительной части их земель, превратив их в туристические курорты на юге и промышленные зоны на севере. Что осталось делать племенам? На юге они сумели собрать некоторые крохи от туристической торговли. А вот на севере ситуация гораздо сложнее: половина местного населения безработные. Новые рабочие места заполняют египтяне из Верхнего Египта, суданские или китайские рабочие. Более того, бедуинам запрещается служить в армии, полиции или на госслужбе.

Оказавшись перед лицом такой национальной и социальной маргинализации, бедуины занялись контрабандой, особенно после 2007 года, когда Египет установил блокаду соседнего сектора Газы. Они вырыли тоннели и начали снабжать палестинцев всем необходимым (еда, стройматериалы, машины, бытовая техника). Нелегальная торговля начала приносить бедуинам от $ 300 млн. До $ 2 млрд. в год и создала около тысячи новых рабочих мест. Таким образом, контрабанда стала способом выживания как для бедуинов, так и для жителей Газы.

Кроме этой нелегальной торговли, есть ещё контрабанда, которую курируют исламисты. Полуостров является перевалочным пунктом для переброски ливийского и иранского оружия, а также для перевозки эритрейских и суданских беженцев, которых часто похищают и требуют выкуп (по $ 30 тысяч за человека). Если торговцам людьми не удаётся получить выкуп, они превращают заложников в рабов и продают на органы. По разным данным, такая торговля заложниками принесла его кураторам около $ 600 млн. в период с 2009 по 2013 года.

Насколько бедуины причастны к этим преступлениям, учитывая, что подобное противоречит их культурным установкам — это все ещё дискуссионный вопрос. Как бы то ни было, их зависимость от незаконной деятельности делает невозможным их сотрудничество с египетским правительством и дискредитирует их в глазах общественности.

Восстание племён и партизанские тактики исламистов

Революция на площади Тахрир в январе 2011 года стала поворотным моментом и породила вакуум безопасности, которым бедуины воспользовались, чтобы перезаключить общественный договор, то есть выбить для себя больше политических и экономических прав. И не они одни.

За движением стояли оппозиционно настроенные салафитские богословы, призывавшие к восстанию против Египта и Израиля. Местные и международные радикальные группировки сошлись вместе на этих беззаконных территориях и начала процветать: «Аль-Каида на Синае», «Таухид валь Джихад», «Харакат Хасм», а также «Такфир валь Хиджта» - радикальное крыло исламистского движения «Братья-мусульмане».

Наиболее активная из группировок - «Ансар Бейт аль-Макдис» - не скрывают своих целей: освободить Иерусалим и провозгласить джихад против египетской армии, «защитников евреев» и «солдатов фараона Ас-Сиси». В ноябре 2014 года они переименовались в «Вилайят Синай» и принесли присягу «Исламскому государству», переняв и их методы: клиентелизм и игра на местных противоречиях.

Популярные статьи сейчас

Кравец из "Квартала 95" сменит профессию

Адаптивный карантин в Украине продлят до августа, — Шмыгаль

В Украине поднимут цены на электроэнергию с 1 июля

Кошевой и Кравец из "Квартала 95" показали трогательные фото на День матери

Показать еще

У бедуинов и исламистов появились общие интересы, в особенности коммерческие. Племена контролируют контрабандные маршруты, курируют торговлю с Газой и предоставляют убежище исламистам, которые в свою очередь поддерживают состояние анархии и безвластия, необходимое для развития их бизнеса, снабжают бедуинов оружием, когда надо, и делят прибыль. Чтобы подружиться с бедуинской общиной, исламисты сыграли на их чувстве обиды и несправедливости, желании отомстить египетским силовикам. А если этого оказывается недостаточно, они платят бедуинам за их помощь или используют насильственные методы и террор.

Тем не менее, более удачливого случайного партнёрства у исламистов нет. Правда, единственное, к чему они относятся презрительно, так это к племенной иерархии, которая у них ассоциируется с «джахилией» (периодом невежества в доисламскую эпоху).

Хотя Синайский полуостров никогда не был защищён от исламизации, которая коснулась всего арабско-мусульманского мира на протяжении последних 30 лет, в этом регионе до сих пор сохраняются сильные позиции суфийских общин.

Бедуины находятся под влиянием как исламистских идеологов, так и салафитских проповедников. Наиболее уязвимыми к радикальным течениям ислама оказываются молодые люди без перспектив трудоустроиться. Действительно, эгалитарная идеология бросает вызов патрилинейной структуре бедуинских общин, вдохновляя бедуинов, не имеющих никакого влияния в племени. А кампании по дискредитации племенных вождей, назначенных правительством с целью контроля над ними, существенно ослабили племенную структуру. Часть бедуинов обращаются против своих суфийских наставников и принимают исламистскую идеологию, таким образом размывая границы между бедуинскими племенами и джихадистскими группировками.

Провалы успешных военных кампаний

Потоки контрабандного оружия из Ливии, хлынувшие на Синай после свержения Каддафи, массовый побег заключенных в 2011 году и восхождение исламизма породили взрывоопасный коктейль, дестабилизировавший полуостров и ещё больше раскрутивший восстание.

После кратковременного перемирия в 2012-2013 годах, заключенного при президентстве Мухаммеда Мурси на условиях более лояльной правительственной политики (новые программы регионального развития, новый закон о правах на собственность, начало мирных переговоров с группировками), нападения вспыхивают вновь. Сперва, они были самыми базовыми (атаки смертников, подрыв трубопроводов, использование самодельных бомб), но со временем становились всё сложнее, когда в руки джихадистов попали ракетные системы «земля-воздух» российского производства из Ливии, которые были способны поражать воздушные цели. В 2015 году группировка «Вилайят Синай» использовала противотанковую ракету против египетского корабля у побережья.

Не только египетские военные становились целями нападений. В 2017 году боевики опубликовали в интернете пропагандистский ролик, в котором обещали охотиться на «еретиков и неверных из Египта и отовсюду». За этим последовало множество терактов в церквях Каира, Александрии и Верхнего Египта. В 2017 году после многочисленных угроз, нападений на их дома и похищений заложников, вся коптская христианская община города Аль-Ариш — крупнейшего в Северном Синае — попросту выехала оттуда. Не щадят и мусульман: по законам шариата, им запрещено отмечать суфийские праздники. В 2017 году в результате нападения на суфийскую мечеть в городке Бир аль-Абд на севере полуострова были убиты более 300 человек.

Чтобы разобраться с восстанием, египетская армия объявила о своей «войне с террором»: как только президента Мурси свергли, а «Братьев-мусульман» запретили, правительство Абдель-Фаттаха ас-Сиси втянулось в войну с исламистами на всех направлениях. В египетском телесериале «Аль-Ихтыйяр» («Выбор»), который показывали во время Рамадана, превозносится египетская армия, а исламистов, демократически избранных в 2012 году, подводят под одну гребёнку с джихадистами «Исламского государства» на Синае.

Начиная с 2012 года официальный Каир запустил в регионе одну военную операцию за другой. В 2015-м они объявили операцию «Орёл» и создали буферную зону вдоль границы с сектором Газы, чтобы отрезать мятежников от их линий снабжения. Это была дешёвая и менее опасная альтернатива прямому военному вторжению на Синай. В том же году была запущена операция «Право мучеников» при неофициальной поддержке израильских ВВС.

А затем в 2018 году объявили операцию «Синай». Методы борьбы с боевиками одолжили прямиком из Израиля: введение комендантских часов, увеличение количества блокпостов, случайные обыски в разных домах, разрушение жилья «террористов», сжигание деревень… Подобные массовые карательные акции привели к прямо противоположному эффекту. Насилие со стороны Вооружённых сил ещё больше оттолкнуло местных жителей и бедуинов, которые начали помогать вооружённым группировкам.

Фактически, армия использует устаревшую доктрину и использует традиционные, неэффективные методы подавления восстания в незнакомом для себя регионе, где они неспособны перехватить инициативу. С другой стороны, исламисты знают здешние территории и имеют преимущество от пассивной поддержки местного населения, которое воспринимает национальную армию как оккупантов: идеальный фон для успешной партизанской борьбы, который был хорошо описан в книге Лоуренса Аравийского «Семь столпов мудрости» касательно арабского восстания 1917 года.

Армия заключает союз с двумя племенами

Нападение на мечеть в Бир аль-Абд было сродни удару электрическим током для многих племён. Некоторые были в ярости. В 2015 году террористы «Вилайят Синай» казнили одного влиятельного шейха из племени Тарабин, которые в ответ объявили им войну: «Мы отомстим, и не успокоимся, пока не отомстим за тех, чьи дома были уничтожены, чьи жёны убиты, мы достанем виновников живыми или мёртвыми». Бедуины наблюдали за трагической судьбой своих собратьев в Ираке и Сирии, жертв взаимных конфликтов, спровоцированных террористами «ИГ», которые затем манипулировали и управляли ослабленными племенами, ставя их надзирать за остальными, дабы держать всех под контролем.

По этой причине в 2017 году Тарабин и Суаркас — два могущественных северо-синайских племени — объявили о заключении союза с египетской армией, и призвали молодых людей покинуть ряды исламистов. На практике они предоставили армии логистическую помощь и разведданные. В обмен на это, они просили обращаться к ним с уважением, освободить их братьев из тюрем и прекратить вмешиваться в процесс избрания вождей. Племя Тарабин заплатило высокую цену за сотрудничество с властями. «Вилайят Синай» сжёг дом шейха Ибрагима аль-Арджани — человека, инициировавшего союз с армией. Каждый месяц боевики похищают или убивают членов племени (всего порядка 500 человек, 300 из которых были обезглавлены с 2017 года).

Тем временем, война и не думает прекращаться. За годы партизанской войны исламисты стали сильнее. В мае «Вилайят Синай» взяли на себя ответственность за нападение на армейский бронеавтомобиль под Бир аль-Абдом, в результате которого погибли 10 военнослужащих. Египетская армия ответила, ликвидировав 18 боевиков.

Всё это доказывает, что исключительно военного подхода к подавлению восстания недостаточно. Надо что-то делать с причинами, то есть с культурной, социальной и экономической маргинализацией бедуинов.

Необходима настоящая местная племенная политика. На самом деле, этот первый союз между армией и племенами очень хрупкий, ведь он охватывает лишь два племени, которые и сами погрязли во внутренних склоках. У лидеров крупнейших племён своя собственная повестка: возрождение утраченного влияния.

Без полноценной племенной политики, Египет может быстро и полностью утратить контроль над регионом. В этом случае борьба между исламистами и египетскими силовиками станет ключевым фактором поляризации региона, а Синай превратится в новое поле прокси-конфронтации между различными региональными игроками, особенно учитывая стратегическую ценность полуострова для торговли, морских перевозок, а также экспорта нефти и газа.

Оригинал статьи: «Egypt’s Lost War in the Sinai».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.