Президент Франции Эммануэль Макрон, Федеральный Канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент РФ Владимир Путин провели видеоконференцию. Почти «Нормандский формат», но без Украины. На мероприятии, если судить по пресс-релизам, затрагивались семь ключевых вопросов: от «дела Навального» до войны на Донбассе и событий в Сирии. СМИ различных стран (отслеживаю, по крайней мере, беларуские, украинские и российские) сообщили о событии и описали результаты. Расставив, при этом, достаточно противоречивые акценты.

О чём же говорили лидеры трёх стран и про что они смогли договориться? Ответ можно получить, если сопоставить три пресс-релиза и выделить ключевые тезисы по каждому из вопросов. Получить своеобразную «концентрированную позицию государств». Если есть совпадение, или, даже, общие формулировки – есть договорённость. Позиции разные – результата нет.

Для наглядности свёл в одну таблицу ключевые тезисы и формулировки немецкого, российского и французского документов. Цветом обозначил ступень близости позиций сторон.

РФ, Германия и Франция будут совместно работать по Ирану. Сотрудничество с Тегераном важно для Москвы, Берлина и Парижа. Это экономика (колоссальные возможности иранского рынка), транспортная инфраструктура и путь товаров из Индии. И, наконец, недавняя китайско-иранская сделка является сигналом о том, что дальнейшее давление на Иран может существенно усилить позиции КНР в регионе. Иранский рынок, инфраструктурные проекты, контроль транспортных коридоров в Индию и Среднюю Азию. Для стран ЕС (по крайней мере Германии, Франции) и для России критично важно не дать Пекину стать доминирующим и ключевым партнёром для Тегерана. Фактор США в данном случае играет цементирующую роль – у всех трёх участников видеоконференции есть своя история несовпадения интересов с интересами Белого Дома.

Сирия, на фоне близости позиций по Ирану стала ещё одной площадкой близости позиций. Стороны близки к принятию определяющей роли России, как внешнего участника решения кризиса. Для Франции и, особенно, Германии ключевым является проблема урегулирования до уровня, на котором исчезает угроза повторения «кризиса беженцев». Поэтому эти страны готовы обсуждать и принимать участие в масштабных программах гуманитарной помощи. Но, учитывая, что их структуры слабо представлены на сирийской территории, Россия в данном случае, выступает как ключевой партнёр. Гуманитарная помощь может стать первым шагом к отмене санкций в отношении Сирийской Арабской Республики.

Второй шаг – работа так называемой «Конституционной комиссии», первое заседания которой (в урезанном формате) начались в 2020 году. Однако, поскольку процесс идёт не слишком быстро, в это время ситуация в самой Сирии меняется, РФ не выводит «женевский формат» в число приоритетов. Поэтому процесс может быть долгим. Особенно, если учесть позицию Турции (про турецких формирований в Сирии) и сложные отношения курдских организаций с остальными «оппозиционными группами».

Ливия. Ещё одно место столкновения интересов трёх государств. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что на фоне формального признания Правительства народного согласия Фаиза Сарраджа (правительства в Триполи), Франция и Германия имели отличные позиции в вопросах реального сотрудничества с другой стороной – силами генерала Халифы Хафтара. Последнего поддерживала и Россия, снабжая (через Египет и страны Аравийского полуострова) оружием. Стоит добавить, что Турция – участник «сирийского клубка» -достаточно резко выступает на стороне ПНС.

Позиции сторон по Ливийскому вопросу близки. Лидеры Германии, Франции и РФ отметили определённые успехи в выполнении режима прекращения огня. Но расставленные акценты не позволяют говорить о полном взаимопонимании, как в ситуации с Ираном. Для Франции и, особенно, Германии важным является политический процесс. Причём Ангела Меркель успела назвать начало работы конституционной комиссии «достижениями». Путин, со своей стороны лишь выразил «надежду» на формирование переходных органов власти.

Ещё одним вопросом, где стороны демонстрируют близость позиции является тема распространения в странах ЕС российской вакцины «Спутник V». Немецкий и французский пресс-релизы имеют весьма схожие формулировки – обсуждение возможности использования препарата из РФ после его одобрения европейским агентством по лекарственным средствам (процесс проверки и сертификации уже начался). Российская версия несколько отличается. Есть фраза о возможности производства «Спутник V» на территории стран ЕС. Можно предположить, что это было прямым предложением от Путина Меркель и Макрону. Налицо имеем попытки использования механизмов «вакцинной дипломатии» - предложение препарата, дополнительных возможностей, связанных с его производством. Стоит отметить, что Италия уже с лета 2021 года может начать производство препарата на своих мощностях.

Популярные статьи сейчас

Опрос показал, какие партии готовы поддержать украинцы на выборах в Раду

Венедиктова назвала причину взрыва на военном складе в Калиновке

В Приват24 произошел сбой

В Киеве изменились цены на мясо, подсолнечное масло, яйца, молоко и овощи

Показать еще

Есть один «пикантный момент» - промышленное производство «Спутник V» с заявленным объёмом 500 тысяч доз в месяц началось в Беларуси. Объёмы производства говорят о возможности экспортных поставок. Таким образом, не стоит исключать появления дополнительного, уже политического фактора в российской «вакцинной дипломатии». Тем более, что стороны не пришли к единому мнению по беларускому вопросу. Для Франции важно начало «инклюзивного диалога» в стране. Германия, кроме вопросов переговоров (формулировки аналогичные французским) делает акцент на «новых выборах». А вот Россия резко заявляет о «недопустимости внешнего вмешательства». Таким образом, говорить о единой позиции пока не приходится: Кремль намерен максимально использовать период обострения отношений Минска с ЕС для усиления своих позиций и продвижения своей повестки. На следующем этапе возможен компромисс в виде перехода на «обсуждение», но уже в ситуации, когда есть примерные контуры конституции, план реформы и выделены ключевые группы влияния (вне власти). Например, близкие к РФ политические проекты.

Ещё одной темой, по которой участники разговора не пришли к общему видению является война в Украине (Донбасс). Франция чётко делает акцент на том, что РФ должна взять на себя ответственность и обязательства по «стабилизации режима прекращения огня». Для Германии важно возобновление переговоров в «Нормандском формате» для дальнейших попыток выйти на реализацию минских соглашений. Для России ключевым вопросом является выполнение Украиной «политической части минских соглашений». Без компромиссов по этому направлению Кремль согласен лишь на дальнейшие встречи «советников». Искусственное понижение уровня обсуждения позволяет и дальше вести работу по размыванию формата переговоров. Например, закрепить попытки участия в ТКГ представителей ОРДЛО с российскими паспортами как равноправной стороны переговоров. То есть создать ситуацию, при которой обсуждение в ТКГ будет вестись по линии Украина – представители ОРДЛО (с «двойным гражданством»). Себе РФ отводит роль, близкую к роли посредника. Успех данной формулы изменит суть переговоров на более высоком уровне. Тогда и нужна будет встреча лидеров государств – зафиксировать новые рамки. До того момента Кремль будет настаивать на дальнейших контактах на уровнях советников. Ведь «дипломатический гений» команды Ермака создаёт комфортные условия для работы российских дипломатов.

Выводы

Лидеры РФ, Германии и Франции сблизили свои позиции по группе вопросов, связанных со странами арабского мира. Это направление будет ключевым для трёх государств и Кремль приложит максимум усилий для демонстрации результативности совместных действий. Важно получить «историю успеха» конструктивного сотрудничества с Россией в проблемных зонах. При этом Германии, на фоне скорого ухода Ангелы Меркель важны «достижения», которые можно занести себе в актив. Определённые подвижки по вопросам Ирана, Ливии позволят усилить восприятие РФ как эффективного посредника и участника процессов. Реализация программ гуманитарного характера в Сирии укрепит эту позицию.

Ещё одним дополнительным фактором станет возможный успех (на что рассчитывают в Кремле) так называемой «вакцинной дипломатии». Закупки странами ЕС (как и производство) препарата «Спутник V» является приоритетом российской внешней политики на ближайшие месяцы.

И, только имея успехи по перечисленным выше направлениям, Кремль будет готов обсуждать по сути пути разрешения конфликтов в постсоветских странах – Украине и Беларуси. Естественно, на своих условиях, где желаемым результатом является сохранение либо усиления своего влияния на политику упомянутых государств.

На украинском направлении РФ продолжит процесс введения боевиков в переговорный процесс в качестве полноправных участников на уровне ТКГ. Параллельно с этим сохраняя угрозу эскалации на фронте и ставя вопросы поддержания режима прекращения огня в прямую зависимость от создания различных форматов прямых контактов Украина-ОРДЛО. Вопрос об изменении формата переговоров (с упором на прямые контакты Киева с Луганском и Донецком) в виде готового плана (концепции) будет поднят российской стороной после ухода с поста Ангелы Меркель.

По беларускому направлению ближайшие месяцы прорывов на внешнеполитическом поле так же не стоит ожидать. Официальный Минск, как минимум до начала июня, уходит в режим дипломатического конфликта со странами ЕС и сохранения уровня репрессий на внутреннем поле. Однако, ближе к осени, когда РФ оформит своё экономическое и политическое влияние (в том числе путём создания партийных проектов) возможен старт некого подобия консультаций с властью, где «за одним столом» сядут представители окружения Лукашенко, близких к России «беларуских» политических проектов и люди, претендующие за роль лидеров протестов. Такой формат является беспроигрышным для Кремля – любая из сторон для получения преимущества вынуждена будет прибегнуть к поддержке про российских сил.