Не слишком удачная шутка премьер-министра Словакии – «Украинское Закарпатье за российскую вакцину» - вряд ли могла прозвучать в отношении, к примеру, Польши или Венгрии. Это в очередной раз показывает, насколько скромно оценивают даже второстепенные страны внешнеполитические успехи Украины. Причем оценка – адекватная. Ситуация не улучшится без внешнеполитической доктрины Украины, разработанной исходя из реалистичного понимания современного контекста.

Американский экономист Альберт Хиршман в книге «Страсти и интересы» раскрыл секрет экономического понятия «интересы». Как оказалось, этим эвфемизмом прикрывается такой простой человеческий аффект, как «алчность». Поскольку в прежние века в среде аристократов и буржуа, находившихся под давлением христианской культуры, пытавшейся в то время искоренить стяжательство, было неприлично быть алчным, термину нашли на замену другое подходящее слово, которое никого не раздражало - «интересы». Это понятие дожило до нашего времени. И когда мы рассматриваем какой-нибудь внешнеполитический кейс, например, как США защищают свои интересы в Европе по вопросу «Северного потока-2», то в переводе с политкорректного языка на обычный, это означает следующее:

- США недовольны тем, что на немцах в торговле газом хотят зарабатывать русские, а не американцы;

- США хотят этому помешать, чтобы самим зарабатывать деньги на немецком газовом рынке, реализовывая, таким образом, свои интересы;

- США попутно не против соблюсти интересы своих антироссийских союзников – Польши, стран Балтии и Украины.

Я об этом вспомнил потому, что когда мы во внешнеполитическом контексте употребляем понятие «интересы», не понимая глубинной сути этого термина, подразумевая под ним что-то неопределенное, то и весь наш анализ внешнеполитической ситуации оказывается ложным. Как только мы называем вещи своими именами, тут же все становится понятным и встает на свои места.

Представления о международной политике Украины сразу изменятся, когда мы вместо слова «интересы» других государств, как бы «про себя» будем произносить слово «алчность». Что теперь будет означать, например, фраза «ЕС имеет в Украине интересы»? Будет она означать, что ЕС хочет зарабатывать в Украине деньги и попытается, в силу этого, помешать другим это делать. Не стоит предосудительно относиться из-за этого к ЕС – миром правят «интересы». Скорее, нам нужно самих себя осуждать за то, что пока не лучшим образом продвигаем интересы Украины.

В связи с этим возникает вопрос - выстраивало ли наше внешнеполитическое ведомство в прошлом и выстраивает ли оно сейчас внешнюю политику исходя из вот таких реалистических дипломатических максим? А не из тех нереалистических, которые не имеют отношения к так называемой Realpolitik, представляя собой лишь образчики внешнеполитической пропаганды стран, распространяющих как «дымовые завесы» разные благоглупости, а на самом деле желающих на нас заработать в банальном понимании этого слова.

Работы людей, от экспертизы которых зависит принятия важных внешнеполитических решений, зачастую изобилуют откровенными признаниями. Например, известнейший «лис международной политики» Генри Киссинджер в работе «Дипломатия» утверждает, что целью политики англосаксов в Европе во все времена было недопущение возможного политического объединения, которое могло бы бросить вызов могуществу Британии. Эта политика всегда была жесткой и бескомпромиссной по отношению к организации такого объединения на европейском континенте, с использованием всех возможных средств по недопущению такого разворота событий. Использует ли это знание наши дипломаты? Не факт.

По мнению таких ученых, как Хиршман (кстати, он участвовал в качестве эксперта в заседаниях Нюрнбергского трибунала), международная политика на самом деле состоит из такого рода неявных предпочтений и договоренностей. И, наоборот, декларируемая публичная международная политика есть только ее прикрытие. Понимание этого факта и обеспечивает успех или неуспех той или иной дипломатии. И это, прежде всего, необходимо понимать для выработки будущей внешнеполитической доктрины Украины.

Дипломатическая борьба - это ведение войны иными средствами. Наш дипломатической корпус - то же войско, просто принявшее другую форму вооружений: переговоры и протоколы. Для успеха такого рода деятельности необходима национальная внешнеполитическая доктрина (наряду с военной, экономической, энергетической). Подготовить ее Украине нужно самостоятельно, без чьей бы то ни было поддержки. Если мы хотим, чтобы это была наша доктрина, работающая в интересах Украины.

В XIX веке американский президент Джеймс Монро, отображая значительно возросшую экономичную и военную мощь США, заявил, что западное полушарие является исключительной сферой интересов США. Украина, не сопоставимая по относительной мощи даже с США второй половины XIX века, все равно должна осознать свое место в мире, как тогда сделали это США (такое осознание есть, по сути, актом осознания своего суверенитета) и заявить об этом публично – во внешнеполитической доктрине. Если мы хотим оставаться независимым государством, то должны понимать - какой правильный алгоритм дипломатического поведения приведет Украину к этому. Суть этого алгоритма должна быть лаконична, проста, реалистична и понятна как массам, так и властным элитам.

Какой же у нас сейчас внешнеполитический контекст? В мире началась новая революционная волна — с США, как в XIX веке (Гражданская война в США 1861-1865 годах). Рушатся устои индустриального мира второй и третьей волн промышленной революции, они заменяются устоями четвертой волны. Движение BLM («черные жизни имеют значение») может поддерживаться крупными игроками индустрии четвертой промреволюции. Оно является лишь отражением того факта, что в современном мире ценности индустриального мира - «иерархия» и «порядок» (назову их «вертикальными» ценностями) - заменяются «горизонтальными» ценностями, такими как «плоские структуры» и «доверие между людьми». Поэтому в США массы разрушают памятники политических деятелей, которые в прошлом воплощали в жизнь эти самые «вертикальные» ценности. Сейчас в мир независимых национальных государств, которые существуют с 1648 года (со времени Вестфальского мира), вторгаются новые акторы - международные транснациональные корпорации (ТНК). Об этом предупреждал еще в 2002 году немецкий социолог Ульрих Бек в работе «Власть и ее оппоненты в эпоху глобализма». Под «властью» он понимал власть государств, под «оппонентами власти» - власть ТНК и общественных движений (каковым является BLM). Вот они сейчас полновесно заявляют о своих правах на глобальное доминирование в мире.

Популярные статьи сейчас

В ЦРУ допустили, что может последовать за перебросом войск РФ к границе Украины

Пайфер сказал, чем грозит России открытая война с Украиной

В Украине резко подорожает автогаз

Кулеба назвал новый элемент агрессии России, которого не было в 2014-м

Показать еще

Поэтому наша национальная дипломатическая доктрина должна отразить этот революционный переход, эту «точку перелома» в развитии дипломатических отношений, которую проходит мир. Теперь отношения государства Украина с такими корпоративными титанами экономики четвертой промышленной волны, как Microsoft, Google, Amazon и другими также важны, как и отношения с крупными государствами.

Также нам необходимо понять - кто из дружественных стран в Украине преследует не краткосрочные интересы (и в силу этого соответствующим образом настраивает свою дипломатию), а и долгосрочные интересы тоже. Чтобы подобно Монро зафиксировать это в нашей внешнеполитической доктрине. Уверен, что таким государством, с которым у Украины есть взаимные долгосрочные интересы, является Германия. Навсегда отказавшаяся от своей ужасающей колониальной политики на Востоке Европы, которая была ей свойственна в XX веке, Германия нуждается в организации производства и создании устойчивых рынков сбыта продукции, как один из крупнейших в мире экспортеров. Кроме того, она нуждается и в обеспечении себя максимально стабильными поставками факторов производства - рабочей силы и сырья. Мы можем дать ей это.

Утратив свою индустриальную мощь, за последние 30 лет (а нам целесообразно ее восстановить), Украина должна искать стратегических игроков, которые по-настоящему станут нашими долговременными бизнес-партнерами. Считаю, что Германия - наш естественный стратегический партнер. Тем более, что есть относительная географическая близость. В связи с пандемией коронавируса, благодаря новой эпидемиологической политике в мире, промышленно развитые страны поняли уязвимость своих «длинных» производственных цепочек. Поэтому они будут стараться размещать производственные мощности поближе к «дому» и к емким торговым рынкам. Учитывая тот факт, что внутренний рынок ЕС по-прежнему один из самых крупных в мире, и будет таковым в обозримой перспективе, Украина, выстраивающая партнерские двусторонние отношения с Германией, может сполна воспользоваться таким положением дел в свою пользу.

Думаю, привел достаточно убедительных доводов в пользу необходимости разработки внешнеполитической доктрина Украины. Причем делать это придется в авральном режиме - нет времени на раскачку, когда над нами постоянно нависает возможность эскалации российской военной агрессии. При наличии качественной внешнеполитической доктрины, основанной на реальном положении вещей, а не на выдумывании того, чего никогда не было и не будет в международной политике, при условии качественного применении доктрины, Украину ждет дипломатический успех, со всеми вытекающими преимуществами для экономического процветания народа. Которое является конечной целью любой государственной деятельности.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook