Борьба отечественных органов здравоохранения с КОВИД-19 отдовинула на второй план дискуссии о ходе реформы медицины. А зря.

Я не являюсь специалистом в данной сфере, и не могу судить, чем объясняется то, что в ней происходит — следствием так называемой «реформы Супрун» или саботажем этой реформы. Бог миловал не болеть в последние годы, поэтому столкновение с реалиями, когда возникла необходимость в консультации узкого специалиста, хоть и не нанесло дополнительный вред моему ментальному здоровью, но изрядно пошатнуло веру в здравый смысл отечественных организаторов медобслуживания.

Согласно реформированным алгоритмам, первый шаг на пути к узкому специалисту — прием у задекларированного пациентом семейного врача с целью получения направления. Существует два варианта записи на прием к семейному врачу: через звонок в регистратуру (отдаю должное, линия почти всегда свободна) или через сайт медицинской информационной системы (МИС), которой пользуется данное медучреждение.

Надо признаться, на этом первом шаге успехи реформы для меня закончились.

Как правило, если вы давно не обращались за помощью, семейный врач дает электронное направление не только к узкому специалисту, но и на флюорографию, различные лабораторные анализы и специальные обследования. «Дает» — в смысле регистрирует в МИС и распечатывает на импортной бумаге формата А4 каждое направление (в т.ч. по каждому лабораторному анализу отдельно) — итого лично у меня получилось 7 листов (см. фото.1). И мне повезло: если не работает принтер или закончился тонер в картридже, оказание медицинской помощи нередко стопорится уже на этом этапе. Понятие сетевого принтера отсутствует: то ли реализуется лозунг «каждому врачу — по принтеру», то ли принцип конфиденциальности медданных пациентов.

Талончики по наименованию «Электронное направление»

Заботливая МИС через пять минут сбрасывает ссылки на эти направления на телефон пациента, что бесполезно для людей преклонного возраста, у которых нет ни соответсвующих навыков, ни принтеров, а у многих — вообще кнопочные телефоны. Для этих пациентов тогда, в случае проблем с принтером врача, выход — «поднимать» ближайший ФОП с услугами печати по 2-3 грн за лист, или «звонок другу (дочке, зятю и т.п.)», или прийти в любой другой удобный для них день, опять предварительно записавшись на прием.

«Электронные направления», по привычке упорно именуемые пациентами «талончиками», не являются самодостаточными: в них нет ни даты, ни имени врача, ни времени приема. С ними нужно лично обратиться в регистратуру (!!!), которая обладает монополией в МИС над контролем очередности и назначает дату и время приема узкими специалистами, включая проведение флюорографии. То есть у семейного врача вы получили направление за направлением. На талончике в регистратуре ставится рукописная виза: куда, к кому и когда.

Регистратур в поликлинике две, но компьютер с МИС только один в одной из них, причем оригинальное время работы с 10 до 12 и с 14 до 17. Наверно, это объясняется вредным и опасным для здоровья медсестры характером работы: у некоторых пациентов на данном этапе проявляются признаки агрессии. Оценки ими организаторов медобслуживания иногда приобретают нецензурный характер, порой переходящий в далеко не смутные политические догадки.

Ибо очередь жертвы реформы занимают с 8 утра. У каждого по 2-5 «талончиков-направлений». Если не работает интернет (в моем случае так и произошло, причем никто не мог сказать, когда заработает), можно стоять до посинения (заражения КОВИДом, например) или прийти в любой другой удобный для пациента день.

Пессимисты

Популярные статьи сейчас

В ЦРУ допустили, что может последовать за перебросом войск РФ к границе Украины

В Белом доме рассказали, к чему стремятся в отношениях с Россией

Пайфер сказал, чем грозит России открытая война с Украиной

На границе с Украиной вспыхнул лагерь российских военных: видео

Показать еще

15 февраля регистрировались направления к эндокринологу, кардиологу, на УЗИ и др. на 4-5 марта. Причем на более поздний срок МИС не работает: наверно, нет уверенности, что через три недели кто-то из узких специалистов не уйдет на пенсию или не сбежит за границу. Поэтому многих пациентов, отстоявших час-полтора в очереди, регистратура ошарашивала: талончиков к требуемому специалисту больше нет (в советские времена хотя бы кричали в очередь: не стойте, того-то осталось столько-то штук!), приходите завтра, когда в МИС откроется следующий день приема («ожидаем аж 7 талончиков, а сегодня было только 5»).

В МИСе (в моем случае — HELSI) напрямую без регистратуры пациенты могут записаться на прием только к семейному врачу и... дерматологу-венерологу. А также к любому узкому специалисту любой частной клиники, зарегистрированной в МИС. «В моем случае» — потому что к центральной базе данных eHealth подключено более трех десятков различных МИСов, выбираемых различными медобъединениями на свой вкус или, скажем так, по каким-то другим причинам.

Сюрприз ждет многих из тех пациентов, которые, например, в результате переезда, меняют свое медучреждение: МИСы не корреспондируют друг с другом от слова никак. То есть электронные данные пациента, в т.ч. история болезни, не переносятся автоматически из одной МИС в другую. Что-то вроде очередного маленького крепостного права или без медкнижки ты — букашка.

Гардероб работает до 14ч., хотя на всех кабинетах висят объявления, запрещающие вход в верхней одежде. Интересно, какую проблему решает экономия полставки гардеробщика? Однако поэтому, а также вопреки цифровизации графиков приема, коридоры напоминают зал ожидания вокзала в высокий не-ковидный сезон.

В одной из повестей советского писателя С.Высоцкого есть такое название учреждения — УХЛУГУЗИЛ, что означает Управление хозрасчетных лечебных учреждений Главного управления здравоохранения исполкома Ленсовета. А я побывал в Коммунальном некоммерческом предприятии «Центр первичной медико-санитарной помощи Днепровского района г.Киева», сокращенно КНПЦПМСПДРК. Прошу прощения:-).

Кстати, в кожвендиспансере вас по направлению не примут, пока не заведут...бумажную МЕДКНИЖКУ. Делают, там они, правда, бесплатно, но вопреки Шмыгалю и всеобщей цифровицации Минюста.

Однако ни к руководству данного «предприятия», ни тем более к врачам и несчастно-невротичным медсестрам регистратуры у меня претензий нет. Сдается мне, что на других «предприятиях» ситуация в чем-то лучше, в чем-то хуже, но вся система оказания первичной медпомощи отдает чем-то по-советски кандовым, неубиенным и негуманным не только в названиях своих учреждений, но и в целом в своих беспомощных попытках реформироваться. Как в том анекдоте: как ни крути, а получается автомат Калашникова.

Не нашлось денег на еще один компьютер для регистратуры, зато нашлись на 6 (!) более чем метровых мониторов в вестибюле, на которых динамическая смена слайдов информирует о тех людях, родители, дети и внуки которых никогда не посещают коммунальные районные поликлиники. Для них в МИСе есть другие поликлиники, те самые любые.


Оптимисты

Хотелось бы в очередной раз этим людям напомнить слова Ж.Сименона: ничто так не вызывает ненависть, как унижение. И глядя на эти очереди людей, большинство из которых весьма преклонного возраста, и которые всю жизнь провели в очередях сначала за колбасой и сапогами, потом за вкладами, а теперь за медицинской помощью, невольно приходишь к мысли о том, а далеко ли мы ушли от советской безысходности. И чем в очередной раз обернется пресыщение ненавистью.

П.С. Что меня порадовало, так это одноразовые дивайсы для сбора биоматериала по 5 грн. в любой аптеке — хоть от майонезных баночек избавились.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем к просмотру беседу с Анатолием Якименко о втором этапе медицинской реформы. Вам очень понравится:)

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram