В ночь с 25 на 26 февраля США нанесли авиаудар по территории Сирии на востоке провинции Дейр-аз-Зор.

Под обстрел попал район приграничного с Ираком города Аль-Букамаль, где, как считают американцы, расположены про-иранские вооружённые формирования. По некоторым данным, 17 бойцов этих группировок были убиты, десятки получили ранения.

Карта нанесения авиаудара США по про-иранским силам на востоке Сирии. Фото: NBC News.

Воздушный удар по Сирии стал первой силовой акцией президента США Джо Байдена, который лично отдал приказ. В заявлении Пентагона эту операцию преподнесли как самозащиту, ответ на беспорядочные ракетные обстрелы территории посольства США в Багдаде и окрестностей военной базы США в окрестностях Эрбиля на прошлой неделе, в результате которых погиб один американских контрактник и ещё девять человек были ранены. Хотя мы не знаем до конца, кто это сделал, подозрение пало (как и в десятках предыдущих случаях на протяжении 2020 года) на про-иранские вооружённые формирования в Ираке.

Пентагон упомянул две группировки, против бойцов которой США нанесли авиаудар. Это «Катаиб Хезболла» (не путать с ливанской «Хезболлой»), сформированная из числа шиитов-добровольцев в 2003 году сначала для борьбы с Саддамом, а затем для противодействия американской оккупации Ирака. К её созданию был причастен небезызвестный Абу Магди аль-Мугандес — иракский военный и политический деятель, которого Штаты убили вместе с Касемом Сулеймани в январе 2020 года, спровоцировав тяжелей региональный кризис, закончившийся, помимо всего прочего, падением украинского Боинга под Тегераном.

Вторая группировка - «Катаиб Сайед аш-Шухада» - была создана в 2013 году для борьбы с набирающими силу суннитскими экстремистами в Ираке (которые затем стали «Исламским государством») и для помощи сирийскому правительству в войне, которая длится уже 10 лет.

Американская разведка считает обе группировки тесно связанными с иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР). «Катаеб Хезболла» с 2009 года признана США террористической организацией. Оба формирования входят в про-иранскую коалицию «Силы народной мобилизации» (PMF), которая в свою очередь с 2018 года является частью Вооружённых сил Ирака, и сыграла ключевую роль в противодействии террористам «Исламского государства» в 2014-2017 годах.

Во время кризиса 2018-2020 годов, который привёл к эскалации противостояния между США и Ираном, обе группировки активно выступали за скорейший вывод американских войск из Ирака, а участившиеся нападения на американские логистические конвои и обстрелы военных объектов США возлагали именно на них.

Воздушный удар США по Сирии позволяет сделать несколько выводов и вызывает несколько важных вопросов касательно политики США в регионе. Начну с выводов. На мой взгляд, авиаудар преследовал следующие цели:

  1. Продемонстрировать американской публике, что администрация Байдена не хуже Трампа, что Джо Байден — это не слабый лидер, который пляшет под дудочку Ирана и готов на любые компромиссы, а сильный президент, способный применить военную силу, когда это необходимо.

  2. Послать сигнал в Тегеран о том, что жизни американцев на Ближнем Востоке — это «красная линия», за которую переступать не стоит, иначе всегда прилетит ответка. В этом плане Байден поступил точно также, как и Дональд Трамп в 2020 году, но в более мягкой версии.

  3. Минимизировать риски военной эскалации с Ираном, чтобы и ответить достойно, и избежать проблем. Неслучайно США ударили именно по восточной Сирии, а не Ираку, где расположены штаб-квартиры и военная инфраструктура вышеупомянутых группировок. В Ираке они имеют официальный статус, и это могли негативно воспринять как элиты в Багдаде, европейские партнёры, так и иранцы, с которыми Байден все ещё намерен разговаривать по ядерному оружию. А полу-пустынные территории на востоке Сирии, неподконтрольные центральному правительству, где невесть что происходит — отличная, доступная и политически дешёвая цель.

    Популярные статьи сейчас

    НКРЭКУ сравнила тарифы на газ, электроэнергию, воду в Украине и Европе

    Украинцам озвучили новые цены на недвижимость в Киеве и пригороде

    Украинцам объяснили, как платить за газ с 1 мая

    Эксперты проверили качество бензина на украинских АЗС

    Показать еще

Вряд ли воздушные удары имеют непосредственное отношение к ядерным переговорам между США и Ираном, который никак не начнутся. Как показали предыдущие 40 лет, силовое давление на иранцев не действует. Кроме того, нападение на их прокси может даже навредить переговорам при определённых обстоятельствах, а не способствовать им. В МИД Ирана уже осудили авиаудар, и намекнули, что если ядерные переговоры в ближайшее время не начнутся, то вот такие обстрелы могут привести к новому витку насилия.

Теперь по вопросам.

Удары по Сирии показывают, что в целом, неопределённая инерционная политика Штатов в Сирии будет продолжаться при Байдене. За месяц администрация не представила никакого нового видения или объяснения своей сирийской стратегии. Соответственно, у многих возник вопрос: значит ли это, что Байден продолжит политику Трампа в Сирии, которая со времён Обамы оставалась не самой эффективной, местами необъяснимой и весьма токсичной, учитывая её негативное воздействие на отношения Вашингтона с Турцией и «курдскую проблему».

Кроме того, снова поднимается вопрос о военном присутствии США. Администрация Байдена посылает смешанные сигналы относительно этого направления. Президент США соглашался с тем, что им надо заканчивать «бесконечные войны» на Ближнем Востоке, но при этом его правительство решило притормозить с выводом войск из Афганистана. Энтони Блинкен и Джейк Салливан — два наиболее доверенных чиновника Байдена — прямо говорят о том, что США больше не будут нести ответственность за региональные процессы, и будут отдавать приоритет дипломатии и союзникам, но при этом увеличивают военный контингент США в Сирии, замораживают процесс вывода войск из Ирака и продолжают заявлять о безальтернативности обороны территории Саудовской Аравии от внешних угроз. Авиаудар по Сирии посылает ещё один смешанный сигнал относительно того, какую роль Вашингтон уготовил себе в этой стране на ближайшие 4 года.

Ещё один вопрос — об отношении к Ирану. Ядерные переговоры с Тегераном так и не начались. Стороны зашли в тупик. Иранцы считают, что США должны сделать первый шаг и снять санкции прежде, чем все усядутся за стол переговоров. Дескать, сами вышли, сами и исправляйтесь. В Белом Доме же считают, что перед тем, как снимать санкции и начинать переговоры, Иран должен вернуться к неукоснительному соблюдению положений ядерного договора.

Игра «кто первый пойдёт навстречу» тянется уже месяц, вызвав справедливые вопросы о том, не откажется ли Байден от переговоров с иранцами. Авиаудар по иранским прокси в Сирии как раз и поднимают эту тему: не возвращаются ли Штаты к «стратегии максимального давления» на Иран, которой придерживался Дональд Трамп, и которая очевидно не сработала?

Воздушные удары по Сирии — одно из нескольких событий на Ближнем Востоке с участием США, которые позволяют выходить на подобные промежуточные размышления. Как и в ситуации с обстрелами Саудовской Аравии из Йемена 15-16 февраля, военной операцией Турции на севере Ирака 11-15 февраля, сегодняшняя Сирия демонстрирует уязвимые места ближневосточной политики США, которые Байден унаследовал от нескольких предыдущих президентов: законность военного присутствия США, высокий уровень антиамериканизма, размытая монополия на насилие и влияние, отсутствие архитектуры безопасности и конфликт интересов и ценностей, которые администрация Байдена пытается как-то запаковать в один набор.

В конце концов, у Байдена в скором времени должны стать на какую-то одну позицию, ибо времени не так много, а глобальное соперничество с Китаем обостряется. Воздушный удар по Сирии стал одновременно проявлением инерции и попыткой освежить повестку и свой имидж.

Однако судя по острой реакции в вашингтонских интеллектуальных кругах, администрация Байдена будет под гораздо более пристальным вниманием журналистов, аналитиков и политиков, чем Трамп. Потому что если к импульсивным, односторонникм и тактическим действиям Трампа привыкли, отмахиваясь от них как от очередной шалости большого ребёнка, где не надо искать смыслы, к Джо Байдену совершенно другое отношение: здесь его шаги будут препарировать и интерпретировать активнее, во многом из-за того, что он сам избрал для себя такой образ — опытного, серьёзного государственного деятеля, который всегда имеет какой-нибудь план.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.