Санкции, которые были введены президентом Зеленским по отношению к пророссийским пропагандистским телеканалам в первых числах февраля 2021 года, несмотря на удачное время введения, стали полной неожиданностью для многих. Каковы будут их последствия? Продержатся ли они? Стоит ли нам ожидать более глобальных перемен? Каковы изменения международного контекста? И так ли мы хорошо понимаем Владимира Зеленского? Вопросов, возникших в связи с поточными событиями, намного больше, чем каких-либо ответов и даже каких-либо предположений.

Дедушка Байден и его сказки на ночь успешным вкладчикам в американские банки

Воссоздавая события далекого уже 2014 года, можно вспомнить о позиции Джо Байдена по событиям, происходившим в Украине. С его стороны была жесткая риторика по отношению к действиям России и ситуации с коррупцией в Украине. В те времена были разговоры из серии «невозможно доказать и опровергнуть» о том, что уже после захвата Крыма и начала военных действий на Донбассе, Байден каким-то образом продемонстрировал россиянам осведомленность американцев о денежных вкладах российских чиновников в банках стран «Загнивающего Запада». И, дескать, намекнул, что с этими немалыми деньгами могут произойти неприятности, которые способны инициировать американские власти, и что эти неприятности, в принципе, можно привязать к военному обострению в Украине. Широкой публике, безусловно, остается неизвестным, была ли такая беседа, и как она гипотетически могла повлиять на то, что война не распространилась далее Донецкой и Луганской областей. Но о том, что использовать механизмы воздействия такого рода США могут, говорит их многолетний опыт взаимодействия с разного рода банановыми республиками и их лидерами.

Для тех, у кого неожиданно появляется много денег, рано или поздно возникает вопрос о том, что с ними делать. Положить их в банк в хорошей стране, а еще лучше в разных банках в разных хороших странах – это один из самых рациональных поступков. И даже если ты коррупционер из такой страны, как Украина или та же Россия, ты можешь гордиться своей финансовой грамотностью, совершив подобные вклады в эти хорошие банки в хороших странах, так как есть такая вещь, как банковская тайна. Но, как известно, ничто не вечно под луной, даже святая неприкосновенность информации о банковских вкладах…

В конце 2020 года Сенат США принял любопытный документ, согласно которому их чиновники могут сканировать счета не только вкладчиков американских банков, но и требовать такую информацию от иностранных банков, имеющих корреспондентские счета в банках Америки. В общем, все кто мошенничал, отмывал деньги или присвоил их каким-либо иным незаконным способом могут стать интересными для американцев и для более тесного знакомства американской фемиды и американских спецслужб с этими талантливыми и предприимчивыми людьми и должны служить эти юридические механизмы. Причем помощником трудолюбивых американских клерков станет безликий, но на порядок более трудолюбивый специально подготовленный компьютерный софт, который позволит обращать внимание на «смешные» подозрительные суммы более одного миллиона долларов. Прятать собственность тоже будет нелегко, так как в планах создание централизованной базы конечных бенефициаров. И еще эта программа должна внедряться при сотрудничестве с Европейским Союзом.

Миллион долларов - сумма немаленькая, но не такая уж и большая для успешного украинского судьи или мэра украинского города, вроде Днепра, Одессы или Харькова. Даже глупо как-то предполагать, что у большинства наших государственных мужей нет хотя бы одной валютной кубышки в хорошем банке в какой-нибудь хорошей стране! И вот теперь время вспомнить, как себе представляет Байден «украинский вопрос»: для него важна тема территориальной целостности Украины и проблема «ужасающей коррупции», разъедающей нашу страну изнутри. Конечно, никто за украинцев порядок наводить не будет, но для точечных воздействий данный механизм подойдет наилучшим образом. Используя его, можно будет снять с повестки дня проблему вроде «судейских переворотов» и «бунтов местечковых украинских баронов». У такого механизма и его точечного применения есть один недостаток – его воздействие должно быть согласовано с работой местной украинской власти. Этот механизм также облегчает возможность посылать российской элите намеки и умерять ее готовность к резкому обострению военного противостояния в Украине.

Плейстейшен для Владимира Александровича

Большую часть 2020 и начало 2021, несмотря на карантин, можно назвать нудным временем, когда в Украине, в ее общественно-политической жизни ничего толком не происходило. Скандал с одиозной культурологиней Бильченко, которая «видит» фашизм в «американской колонии под названием Украина», вызывал лишь чувство неловкости, которую не смогли развеять даже американские санкции в отношении не менее одиозного депутата и медиадеятеля Александра Дубинского. Казалось, можно было лишь ожидать какой-то рядовой глупости, из череды глупостей, которые надоели всем даже больше карантина.

Унылая и даже несколько сонная жизнь украинцев была враз изменена действиями Владимира Зеленского, который вдруг неожиданно ввел санкции в отношении пророссийских пропагандистских телеканалов, связанных с Виктором Медведчуком. Кроме того, что эти медиапомойки прекратили вещание, это событие вызвало массу вопросов о том, достаточно ли адекватное юридическое обоснование у таких действий и не является ли это наступлением на свободу слова.

Увлекательным было чтение мнений разного рода комментаторов, подающих самые экзотические версии происходящего, так же нас повеселила истерика пророссийских политиков в Раде. Интересной была реакция Петра Порошенко, который заявил, что закрытие прокремлевского телевидения планировалось при его каденции и было отложено, чтобы никто не сомневался в «чистоте проводимых выборов». Это утверждение Петра Алексеевича заиграет новыми красками, если мы посмотрим на то, что на Западе, т.е. там куда мы семимильными шагами якобы шли, этот акт был воспринят достаточно благосклонно, а в путинской России его оценили, как «наступление на свободу СМИ». Тогда кого спрашивается «антипутинский» Порошенко боялся расстроить закрытием медведчуковского телевидения?

Теперь нас ожидает не менее напряженное и нескучное время, которое покажет, чем вся эта история закончится. Один из самых очевидных рисков – это то, что обсуждаемые санкции могут быть оспорены в суде. Нужно отметить, что обсуждение того, насколько введение санкций было грамотным с юридической точки зрения, особого значения не имеет, так как наши не реформированные украинские суды могут решить, что санкции нужно отменить, несмотря на то, что решение об их введении было достаточно грамотно обосновано. В наших условиях остается только один вариант сохранения действия санкций, который заключается в давлении на тех, кто захочет их оспорить, т.е. давлении на судей. И тут, возможно, механизм такого «убеждения» уже отработан. Достаточно вспомнить, как некоторое время ранее этих событий в Печерском суде Киева были открыты дела по Байдену и Порошенко, и как быстро их закрыли. Вряд ли эти дела были закрыты под давлением Порошенко, которому походы в суд под сопровождением журналистов и приятны, и политически выгодны. То, что их закрыли под давлением администрации Зеленского, чтоб не портить отношения с американцами, выглядит тоже мало вероятно.

Другой вопрос, который всплыл в связи с активными действиями Зеленского – это вопрос устойчивости власти в Украине. Так уж сложилось, что украинская властная иерархия напоминает стадо социальных животных, в котором доминант для утверждения своего верховенства должен на глазах соплеменников поставить на место того, кто бросает ему вызов. В такой логике действовал Янукович, когда посадил Тимошенко, так поступил Порошенко, когда устроил маски-шоу Корбану и мусорную блокаду Львову. После такой демонстрации, все «конкретные ребята» понимают, кто главный, и ведут себя тихо. Зеленского же все воспринимают, как «слабого президента» потому, что он до сей поры никого жестко не поставил на место, т.е. он пока что для «украинских баронов», как бы и не настоящий президент. Поточные действия Зеленского можно трактовать, как таковые, которые показывают, что он понимает эти правила игры. Так, есть некие наблюдения очевидцев о том, как на самом деле проходило заседание СНБО, на котором утверждали санкции – говорят, что его фактически не было. Всех его членов якобы вызывали на Банковую, там давали уже составленный документ на подпись. Если это так, то это вполне однозначный знак, показывающий, что Зеленский готов идти на конфликт, и что он его инициатор, или что он стремится выглядеть его инициатором.

Популярные статьи сейчас

Возле Пентагона открыли стрельбу, нападающий убит

В Украине похолодает до +15 градусов: названа дата

"Танцы со звездами" 2021: названы участники и дата первого выпуска шоу

"Отважная четверка": Горбунов и Осадчая поделились радостью

Показать еще

В свете последних событий совсем иную окраску получают также многие невнятные высказывания Зеленского для прессы. Например, можно вспомнить его пространные рассуждения на одной из пресс-конференций, когда вместо ответа журналистке одного из медведчуковских каналов, он выдал какой-то не очень вразумительный спич. Сейчас, эти высказывания можно расценить, как прямую угрозу, и заподозрить, что некая последовательность действий и умение что-то планировать все же присущи Владимиру Александровичу.

Ситуация интересна еще и тем, что Зеленский, судя по всему, окружил себя людьми, которые создают ему некие тепличные условия, где нет места критики его действиям. Отсутствие критики, как известно, расковывает человека и делает более вероятным совершение им поступков, которые не столько опираются на реалии, сколько на его мысли, представления, фантазии и устоявшиеся стереотипы. В нашем случае, если Зеленский почувствует еще и поддержку заокеанских друзей, то это также может стать фактором, который подтолкнет его к тому, что он всерьез начнет «делать, что-то резкое». Поэтому всем, кого Зеленский в негативном ключе упоминал в пространных рассуждениях в своих интервью, следует еще раз внимательно их проанализировать, но не останавливаться только на этом, а еще и внимательно посмотреть сериал «Слуга Народа», потому, что логика действий президента Зеленского и его программа действий могут быть отображены там достаточно точно.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко с политическим экспертом Виталием Куликом, где были четко обозначены последствия удара Зеленского по Медведчуку.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.