В течение года «Хвиля» публиковала тексты разной направленности и с диаметрально противоположными оценками действий власти в отношении России, Крыма, Донбасса, переговоров в «нормандском формате», «в Минске», и т.д. В связи с этим именно на «Хвиле» хочу поделиться своей оценкой в качестве скромного вклада в продолжение дискуссии.

***

71% граждан Украины считает, что дела в стране идут в неправильном направлении. Уходящий год преподнёс много сюрпризов. Неприятных. Самое недальновидное в этой ситуации – не замечать позитивные изменения там, где они есть. Потому что в таком случае нет шансов выбраться из кризиса.

Одна из сфер, где в течение года происходили существенные сдвиги на уровне государственной политики – это несиловые меры по реинтеграции временно оккупированных территорий. Здесь есть результаты, которые необходимо закрепить, и тенденции, которые кровь из носу нужно развить.

Для начала – цифры. Много цифр. Для понимания масштаба происходящего.

В феврале исполнится 7 лет с момента открытой военной интервенции России. В школу пошли дети, которые родились после начала войны. Все студенты вузов – студенты военного времени.

Полностью оккупированы 2 региона (АР Крым, Севастополь), ещё два – частично (18 бывших районов Донецкой и Луганской областей).

Ущерб понесли все регионы, но особенно - 12 областей (Восток, Юг, Север, Центр), которые имели традиционные рынки сбыта и тесные связи с Россией.

Оккупация и война прямо затронули около 9,5 млн. человек. 30 стран в Европе имеют меньше населения.

Около 13,5 тыс. граждан Украины погибло, в том числе – 4,1 тыс. украинских военнослужащих разных ведомств и добровольцев. Более 40 тыс. раненых.

Образовалось две большие социальные группы с особыми потребностями: 1,5 млн. внутренне перемещённых лиц и 400 тыс. участников боевых действий.

Порядка 600 тыс. ВПЛ фактически проживает в ОРДЛО. Из них 272 тыс. пенсионеров.

900 тыс. ВПЛ на подконтрольной территории – это порядка 300 тыс. семей (для понимания масштаба потребностей в жилье).

Популярные статьи сейчас

Романенко объяснил, что задержание Навального значит для Украины

«Новая почта» вляпалась в скандал из-за поврежденного груза

«Нафтогаз» делает клиентам скидки каждый месяц: названы условия

Украинцам понадобятся новые документы для выезда за границу

Показать еще

Население оккупированного Крыма увеличилось до порядка 3 млн человек. Из России завезено не менее 500 тыс. человек (по некоторым оценкам – до 1 миллиона). Даже если взять по минимуму - это в полтора раза больше, чем крымских татар. «Понаехавшие» в массе «пускают корни» и будут опорой оккупационного режима. Для понимания соотношения сил.

В 2019 г. зафиксировано 16,5 млн пересечений КПВВ на линии соприкосновения в Донецкой и Луганской областях (13,9 млн) и административной границе с Крымом (2,5 млн).

В 2020 г. цифры значительно меньше – 3,5 млн, из них 3 млн – в январе-марте, до карантина. После возобновления работы КПВВ в июне за 6 месяцев было порядка 430 тыс. пересечений из-за того, что Россия блокирует движение людей. Но в следующем году поток, скорее всего, кратно вырастет.

Цифры экономических потерь - в значительной мере ориентировочные. Как минимум потому, что война продолжается.

Андерс Аслунд оценил прямые потери от оккупации Крыма и части Донбасса в $100 млрд.

Эксперты DIW Berlin (Немецкий институт экономических исследований) оценили потери ВРП в Донецкой и Луганской областях в 43-52%.

По оценкам Венского института международных исследований на минимальное восстановление Донбасса понадобится $ 21,7 млрд.

Сейчас для понимания важна не столько точная цифра, сколько её порядок – десятки миллиардов долларов. С Крымом – сотни миллиардов.

Масса параметров, которые только предстоит учесть. Например, Россия вывезла с Донбасса украинского угля на сумму около $ 5 млрд. На сколько в целом Кремль ограбил Донбасс и Крым – ещё предстоит установить и зафиксировать в суде.

Отдельный блок – экологический ущерб от оккупации. В ОРДЛО коллапсирует экономика, закрылись десятки шахт. Прекратилась откачка воды, часть шахт наоборот - затапливаются (в т.ч. – шахта «Юнком» в районе Енакиево, где в 1979 году провели подземный ядерный взрыв). Алчевский меткомбинат почти уничтожил прилегающую водную экосистему.

Уже сейчас порядка 600 тыс. человек в ОРДЛО могут полностью лишиться источников питьевой воды из-за её (воды) исчезновения либо тотального загрязнения. Не считая угрозы радиоактивного заражения (как вследствие затопления шахты «Юнком», так и вследствие неизвестной судьбы источников ионизирующего излучения, которых в ОРДЛО территории – 1192).

Крым – особая экологическая драма из-за варварского использования оккупантами водных ресурсов вследствие перенаселения и милитаризации, а также уничтожения заповедных территорий…

Важно осознавать – ситуация не статичная. Это снежный ком проблем, которые нарастают с каждым годом. Чтобы переломить эту тенденцию, давно нужны экстраординарные меры.

Могу привести ещё много разноплановых цифр и деталей, но и этих достаточно для фиксации главного: преодоление последствий войны будет очень долгим, а для успеха понадобятся решения адекватного масштаба и колоссальные усилия всей страны.

Быстро – не получится, точечно «подкрутить» – не получится. Даже если Россия завтра уйдёт.

Не буду давать оценок, пусть каждый для себя вспомнит – что долгосрочного и масштабного, сопоставимого с указанными проблемами, предпринималось для реинтеграции оккупированных территорий до 2020 года?...

Теперь о том, что изменилось. Придётся часто употреблять слово «впервые».

Впервые, на 7 году войны на высоком официальном уровне начали вслух говорить о том, что реинтеграция оккупированных территорий не произойдет сразу после окончания войны. На это потребуется минимум 25 лет после деоккупации. Это непопулярная правда.

Для решения задач по реинтеграции создан инструмент-драйвер – Минреинтеграции. С двумя принципиальными отличиями от всего, делавшегося ранее. Во-первых, обозначен правильный объект управления – процесс реинтеграции, а не «оккупированные территории», которыми априори невозможно управлять. Был негодный объект – скромный результат.

Во-вторых, в Минреинтеграции нет функционального деления на «Крым» и «Донбасс». Есть четкий фокус на причину проблем – российскую агрессию. Поэтому закладываются единые подходы, чтобы каждый шаг работал на единую цель – повышение стоимости агрессии для России до неприемлемой и подготовку всего необходимого к моменту, когда будет шанс восстановить контроль над Крымом и ОРДЛО.

Впервые на уровне государственной политики обозначено: независимо от темпа переговоров с Россией необходимо заниматься развитием подконтрольных территорий, особенно – на Востоке. Теперь это – приоритет.

В качестве иллюстрации смены подхода. Впервые были заложены в бюджет средства (20 млн) на компенсации за разрушенное жильё. 74 семьи уже их получили. В следующем году предусмотрено уже 114 млн., порядка 280 семей их получит. При таком темпе проблема исчезнет за два года.

В Красногоровке (Донецкая область) 6 лет почти нет воды. Впервые дошли руки, заканчиваются проектные работы, по плану через 3-4 месяца будут построены очистные сооружения, и проблема исчезнет.

Впервые принято решение системно подойти к организации пересечения КПВВ. Все КПВВ будут переданы на баланс одной структуры (сейчас они – не пойми чьи), процесс начался, к концу 2021 года на всех будут построены сервисные хабы по единому стандарту (2 уже открыты – в Счастье и Новотроицком) – ЦНАП, банк, медпункт, аптека и т.д.

Впервые осуществляется попытка перевести диалог с населением оккупированных территорий на системную основу и на качественного новом базисе – через образ будущего.

Главная составляющая – разработан проект закона о государственной политике переходного периода. В нём отражены ключевые вещи: порядок амнистии, порядок привлечения к ответственности военных преступников, принципы организации власти, судов, подготовки к выборам, конвалидация - порядок признания части документов и решений оккупационных органов (люди рождаются-умирают, вступают в наследство), и т.д.

Люди будут знать, чего ждать. И заложники, и оккупанты, и колаборанты.

Из локального. В 2020 г. впервые для детей с оккупированных территорий отменили ЗНО и дали возможность в рамках квоты поступать в любые вузы.

В бюджете на 2021 г. впервые предусмотрены средства на программы вовлечения молодёжи с оккупированных территорий через образование.

Впервые готовится Стратегия развития и популяризации крымскотатарского языка.

Впервые разворачиваются онлайн-сервисы, которыми смогут воспользоваться жители оккупированных территорий (Е-малятко и др.).

Впервые с решением правильного масштаба подошли в проблеме экономического возрождения пострадавших от войны территорий.

Сейчас подконтрольная часть Донецкой и Луганской областей (кроме Мариуполя) – это глубоко дотационная территория с риском обвала в необратимую депрессию. Если ничего не менять – это бездонная бочка для поглощения ресурсов, тлеющие руины. Гуманитарной помощью и кредитами эту дыру не закрыть.

Поэтому была запущен процесс создания Стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей. Суть – обеспечить наполнение местных бюджетов и устойчивость местных громад за счет привлечения инвестиций. Потому что десятки миллиардов долларов есть только у инвесторов. Без них задача в принципе не решается.

Для их привлечения будут созданы территории и кластеры приоритетного развития с массой стимулов. Концепция этого документа 23 декабря утверждена Кабмином, к лету 2021 г. будет представлен пакет законов с конкретными решениями, чтобы в 2022 году система запустилась.

В качестве подкрепления к Стратегии уже сформирован пул из инфраструктурных проектов на сумму более $ 900 млн. Львиная доля суммы – льготные международные кредиты.

Часть переговоров по ним началась до 2020 г., но в этом году был обеспечен прорыв и конкретные результаты. Например, запущен проект по модернизации водоснабжения Мариуполя (готовился 4 года) и сразу же началась подготовка к модернизации Попаснянского водоканала. Запущена разработка ТЭО строительства ж/д ветки, которая свяжет участок «Лантратовка – Кондрашевская-Новая» с железнодорожной сетью Украины. Благодаря этому северные и восточные районы Луганщины через 3-3,5 года де-факто вернутся в украинскую экономику, сейчас они отрезаны.

В невообразимо короткие сроки отработан и подписан договор с МБРР на $100 млн для развития сети дорог и агросектора в Луганской области.

Т.е., по Донецкой и Луганской области уже произошел видимый разворот. Нет стремления любой ценой формально присоединить ОРДЛО. Параллельно с переговорной тактикой началось системное вложение усилий в обустройство подконтрольных территорий, чтобы стабилизировать их в социально-гуманитарном плане и вытащить экономику из ямы.

В отношении Крыма результаты скромнее. Но также произошла активизация. Запущен процесс создания «Крымской платформы» (драйвер – МИД).

В целом, наблюдается неплохая синергия Минреинтеграции, МИД, Представительства Президента в АРК, Прокуратуры АРК, Донецкой и Луганской ВГА, ряда других вовлеченных ведомств.

Хороший сигнал в конце года пришёл в смежной сфере – министром по делам ветеранов назначена генерал Юлия Лапутина. Есть надежда, что появится политика нового качества в отношении ветеранов. Причем, не только как один из элементов преодоления последствий войны (социальная защита, адаптация и реабилитация, интеграция в мирную жизнь), но и как способ повышения устойчивости страны в целом. Выступая в парламенте, Лапутина назвала ветеранов «второй армией», которой нужно уделять соответствующее внимание. Вероятно, этот тезис будет в основе нового подхода…

Одним словом. Не стоит преуменьшать существующие проблемы. Но и пропустить обозначившиеся тренды нельзя. Их нужно подкрепить.

Важнейший фактор – время. Например, чтобы налоговые и таможенные стимулы в рамках Стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей заработали с 1 января 2022 года, соответствующие законы должны быть приняты до 1 июля 2021 года. Тогда с 2023 года можно будет ожидать какой-то видимый результат. Да, всё долго, быстрее никак.

Торможение – перенос сроков. Нельзя дать гарантию, что на подконтрольную часть Донецкой и Луганской областей после утверждения стратегии обрушится лавина инвестиций, но без стратегии денег точно не будет. И так во многом.

Вывод простой. При любом развитии событий эти тенденции нужно укрепить и обеспечить их преемственность. Если они будут разрушены из-за эскалации со стороны Кремля – это объяснимые риски. Но если они будут заблокированы из-за каких-то внутренних дрязг – будет очень досадно.

Бесконечная ломка долгосрочных процессов делает государство слабым и примитивным. У такого государства не будет никаких шансов выстоять против России. И желающих ему помогать будет всё меньше и меньше.

Остаётся «делать то, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram