Для многих украинцев тема энергетической безопасности является заоблачной реальностью, которая если и существует, то где-то в параллельном мире международных конференций и встреч на высшем уровне.

Мало кто из наших граждан связывает цифры в своих платежках за газ, тепло и электроэнергию с эффективностью государственной политики в сфере энергетической безопасности. При этом, понятие энергетической стойкости страны остается мало понятным и экзотичным для большинства государственных управленцев всех уровней.

А зря... На уровне государств провалы в сфере энергетической безопасности стоят настолько дорого, что часто влекут за собой не только ощутимые финансовые потери, но также - изменение границ, смену правительств, а иногда и государственного строя.

Энергетическая безопасность и баланс интересов

Пока Саддам Хусейн репрессировал своих граждан и даже травил их химическим оружием на своей территории, его власть оставалась устойчивой. Лишился ее он из-за цепочки событий изначально связанных с желанием взять под свой полный контроль богатейшее нефтяное месторождение Румайллы. Кувейту принадлежало всего лишь 10% этой территории, но жадность, как известно, порождает бедность… Отсутствие адекватной оценки внешних рисков привели к краху режима Саддама и полной утрате контроля над всей нефтедобывающей отраслью страны.

Испытывая тоску по канувшему в Лету СССР, далеко не все пенсионеры осознают тот факт, что основной причиной его развала послужили не злые происки врагов, а собственная беспечность и некомпетентность в вопросах энергетической безопасности.

Техногенный провал Чернобыля с его тяжелейшими последствиями (в том числе финансовыми – до USD160 млрд.), критическая зависимость СССР от экспорта энергоресурсов (более 50% в структуре доходов от экспорта), а также перекрытое потоком нефтедолларов желание провести экономическую реформу и запустить оптовый рынок сельхоз продукции, привели страну к экономическому коллапсу, а затем – и к смене политического строя.

Опыты Украины на шатком поле балансов в сфере энергетической безопасности, часто напоминал игру трехлетнего ребенка с включенным утюгом. Прямо скажем, до сегодняшнего дня мы имеем весьма скромный список побед в этой сфере, зато вполне впечатляющий список потерь и поражений.

Построенный и ныне забытый нефтепровод «Одеса-Броды». Провал с созданием газотранспортного консорциума, следствием которого стало строительство двух Северных и одного Южного потоков. Проигранное Румынии дело о Черноморском шельфе.

Криво запущенный рынок электроэнергии с двумя стратегическими угрозами - дефолта по обязательствам перед инвесторами и коллапса «ЭнергоАтома», который десятилетиями исполнял роль дойной коровы для частных компаний достойных людей…

«Вышки Бойко» – купленные и оставшиеся вместе с Крымом у России. Кстати, об этом вспоминают реже, но вместе с вышками Бойко в Крыму остался «Черноморнефтегаз», а также углеводороды на Черноморском и Азовском шельфах в объеме 435,1 млн тонн нефти и 1,97 трлн кубометров газа (оценка Фонда «Институт энергетики и финансов» для Президента РФ), что в переводе на деньги составляет более, чем USD 500 млрд.

В ту же копилку можно положить неудачный опыт Януковича с передачей в концессию Юзовского месторождения сланцевого газа с центром в г. Славянске. По разным оценкам, потенциальные запасы сланцевого газа возле Славянска составляют от 2 до 4 трлн.м³, а это в переводе на деньги - от USD430 до 860 млрд (в сегодняшних ценах).

Экономическая логика событий подсказывает, что при возвращении Крыма в русскую гавань и эскалации конфликта на Донбассе настроения крымских перевертышей и донецких пенсионеров учитывались меньше, чем интересы российского «Газпрома», получавшего прямого конкурента на европейском рынке газа)))

Популярные статьи сейчас

"Ощадбанк" оказался в центре скандала из-за обслуживания

Украинцам пояснили, как повышение тарифов на свет отразится на платежках

Новое нападение России на Украину неизбежно, — Горбулин

В Минэнерго предупредили о росте тарифов на свет для населения

Показать еще

Как мы видим, даже скромная оценка экономических потерь Украины вследствие геополитической близорукости и управленческой безграмотности нашего топ-руководства, позволяет существенно изменить в сторону увеличения сенсационный тезис нашего Премьер-Министра об USD1трлн., безвозвратно утраченных Украиной за последние 10 лет бездарного руководства)))

Скажите – какая страна способна показывать рост экономики при подобных потерях?

Возможности энергетической трансформации

Как говориться, нет худа без добра. Четвертая промышленная революция все активней меняет наш нестабильный мир и существенно влияет на энергетический ландшафт нашего завтра. В этом будущем все больше альтернативной энергии, водорода, современных ядерных технологий, и все меньше нефти (чего нельзя сказать о природном газе).

Уменьшение спроса на нефть обесценивает ее запасы вместе с акциями нефтяных гигантов. Переход на криптовалюты рушит традиционную банковскую систему. Приходит время новых активов и новых ценностей.

Развитие технологий и изменение структуры потребления энергии дают Украине очередной шанс. Для Украины, занимающей в классификации Всемирного Экономического Совета аж 115 место (из 129) по индексу энергетической стойкости, приоритет очевиден – мы должны использовать весь доступный арсенал современных решений для достижения энергетической независимости.

Одним из важнейших индикаторов энергетической стойкости страны является показатель «Импорт энергоносителей». Переход на внутренние источники энергии не только улучшает баланс «Экспорт-Импорт», но и сокращает зависимость от влияния внешних сил.

«Мастерское» управление энергетической отраслью и неумелые попытки влиять на энергетический баланс региона привели Украину к полному краху отрасли нефтепереработки, положив 6 из существовавших 7 нефтеперерабатывающих заводов. Оставшийся в живых Кременчугский НПЗ работает на 40% от проектной мощности, поэтому следствием такой картины является засилье на украинском рынке импортных нефтепродуктов.

В 2019 году Украина импортировала нефтепродуктов на USD5,3млрд., при этом сводный баланс «Импорт-Экспорт» по товарам и услугам в 2019 году в Украине имел отрицательную величину и составил - USD12,511 млрд.

Этот показатель свидетельствует о том, что для обеспечения собственных нужд, украинские компании значительную долю своей выручки, полученной в Украине, должны были конвертировать в валюту и отправить за границу. Доля нефтепродуктов в этом раскладе составляет впечатляющие 42,3%.

Логика развитых стран объясняется тезисом: чем больше денег мы оставим в стране – тем больше их останется на наше развитие.

Именно поэтому, государства активно используют различные инструменты стимулирования спроса на энергетические продукты внутреннего происхождения. Такой подход базируется на трех китах – альтернативной энергетике, энергоеффективности и развитии электротранспорта.

Особенно заметны успехи в этой сфере Германии, которая по итогам 2019 года добилась профицита своего бюджета на уровне € 49,8 миллиардов.

Откуда такие деньги? Две причины – сумасшедший экспорт и системная работа над совершенствованием своей энергетической системы и снижении энергоемкости экономики.

Доля альтернативной энергии в Германии неуклонно стремится к 50% (47,3% по итогам 2019 года), энергоэффективность является повсеместным культом, а электромобили обживаются на немецких дорогах… Представляете, как немцы станут купаться в деньгах после полного отказа от авто с ДВС?

Электромобили, как компонент энергетической стойкости

Пример Германии показывает преимущества долгосрочной энергетической политики для компенсации возможных рисков в сфере энергетической безопасности. Украина о подобной системности пока лишь мечтает…

Отправляясь на работу, украинец даже не задумывается о том, что своей ежедневной логистикой формирует спрос страны на энергоносители. Усаживаясь в личный автомобиль или маршрутку, наши граждане не понимают, на чью мельницу льют воду.

Только в Киеве зарегистрировано более 1 млн. автомобилей. Если предположить, что в постоянной эксплуатации находится 70% от этого количества, а средний пробег составляет до 50 км с расходом 4-5 литров условного топлива, то мы увидим – Киев формирует ежегодный спрос на нефтепродукты на уровне 1,277 млн.тонн. При переводе на деньги это составит более USD1,1 млрд. или более 20% от объема ежегодного запроса украинского рынка.

Автолюбители подпитывают киевский воздух эмиссией СО² в соотношении от 110 до 200 грамм за каждый километр пробега, что превращается в более, чем 2,0 млн.т. СО² в год.

Малая эффективность муниципальной экологической политики и заниженные экологические нормы уверенно держат киевский воздух в тройке наиболее грязных среди мировых мегаполисов. Эти выбросы не только сокращают нашу жизнь и стимулируют массу болезней. Они являются косвенной платой за нашу зависимость. Зависимость от импорта энергоносителей.

Представим, что по улицам Киева вместо 700 000 автомобилей с двигателями внутреннего сгорания перемещается такое же количество электромобилей. Электромобилей, которые не производят выбросов.

Их расход составляет от 15 до 20 кВт на 100 км пробега, а финансовые затраты, даже при использовании быстрой зарядки с тарифом 8 грн/кВт, будут ниже, чем у авто с ДВС на 25-30%.

Кроме очевидных экологических плюсов, которые могут быть подтверждены лишь сравнительной медицинской статистикой, электромобили переформатируют структуру потребления энергии – вместо импортных нефтепродуктов им нужна украинская электроэнергия.

По оценкам Центра энергоменеджмента Национального университета «Киево-Могилянская академия», в масштабах Киева переход на электромобили создаст дополнительный спрос на 4,1 млрд.кВт*ч электроэнергии, за которую украинские производители гарантированно получат около 9,5 млрд.грн (или USD336,565 млн.).

Неплохая альтернатива вчерашнему импорту и неадекватным выбросам, Вы не находите? И второй вопрос – понимают ли это в киевской мерии? Судя по закупке очередной партии дизельных автобусов – не очень)))

Энергетическая безопасность, как фактор государственного управления

Сегодняшняя Украина зажата жесткими тисками экономической конкуренции. Наши свобода и независимость существенно ограничены интересами глобальных игроков, которые их реализуют невзирая на сантименты и заверения в вечной дружбе.

Сфера энергетической безопасности не терпит примитивных решений. В ней сплелись геополитика и макроэкономика, стратегическое планирование и энергетическая дипломатия, системный анализ и управление рисками, экономическое моделирование и практика реализации энергетических проектов. Много ли вы найдете чиновников с таким набором управленческих компетенций?

Пример с электромобилями показывает – экология и энергетическая стойкость города/региона/страны взаимосвязаны.

Но… Нельзя решить проблему, которую не видишь. Нельзя противодействовать угрозам, о существовании которых не подозреваешь. Нельзя погрузившись в заботы операционного менеджмента ожидать получения стратегических преимуществ.

Мы слишком слабы и слишком богаты, что порождает огромные риски. Нас били, бьют и будут бить, отхватывая все новые куски от украинского пирога. Защитить можно то, за что борешься. Пример Крыма показал - нельзя свое отдавать без боя. Бои в сфере энергетической безопасности не видны, но их последствия ощущают все.

Очевидно, пришло время каждому топ-чиновнику в кабинет прикрепить табличку: «Будь бдительным к угрозам энергетической безопасности!»

Автор - руководитель Центра енергоменеджмента НаУКМА

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram