Выборы в Харькове прошли без особой интриги и завершились победой Геннадия Кернеса с его именным партийным проектом. Тем не менее, уже на первых сессиях городского и областного советов этой интриги ожидается куда как больше, и связано это не только с состоянием здоровья мэра, но и отсутствием монобольшинства в советах.

Полтора года назад Кернес в одном из эмоциональных спичей на сессии использовал в отношении экс-депутата слово «кнопка». Это хоть и грубое, но достаточное точное описание функций депутата в условиях однопартийного большинства – без лишних разговоров голосовать «за» подготовленные в мэрии проекты решений.

Однако в следующей каденции горсовета однопартийного большинства не будет. Первый заместитель мэра Игорь Терехов уже заявил, что «Блок Кернеса» проведет консультации со всеми партиями, и если «найдёт с ними конструктив – будет работать». В новом материале Аналитический центр «Обсерватория демократии» обобщает результаты местных выборов в Харьковском регионе и моделирует варианты возможных коалиций.

Город: в один тур, но без однопартийного большинства

Главный итог выборов в Харькове – усиленный децентрализацией, но ослабленный коронавирусом действующий мэр Геннадий Кернес заочно переизбрался на третий срок. «Виртуальная» кампания без личного присутствия кандидата, находящегося на лечении в берлинской клинике «Шарите», завершилась победой в первом туре.

Источник: данные ТИК

Тем не менее, вряд ли результат в полной мере удовлетворил команду мэрии.

Во-первых, еще за две недели до дня голосования лояльные к городской власти медиа и паблики активно тиражировали социологию малоизвестной группы «Диалог», в которой Кернеса готовы были поддержать 69% опрошенных при 14% затруднившихся с ответом. С большой вероятностью можно предположить, что плановый победный показатель, на который рассчитывали в штабе фаворита – минимум 70% голосов. На деле же на 9-й день после выборов комиссия объявила результат Кернеса – 60,3% (экзитпол давал меньший показатель – 57,9%). В абсолютных величинах за мэра было подано 195 044 голосов – в 2015-м году результат составлял 318 556 (или 65,8%). Очевидно, что на такое относительное снижение поддержки повлияло общее падение явки – 31,3% вместо 45% на выборах-2015.

Однако есть и более ощутимая «ложка дёгтя», чем отсутствие положительной динамики в сравнении с предыдущими выборами (такая «погоня» за плановыми 70% чем-то напоминает лукашенковское стремление к 80% на последних президентских выборах). «Блок Кернеса-Успешный Харьков» не сумел получить однопартийное большинство в городском совете, и теперь, в отличие от последних двух каденций, мэрии придётся искать союзников для неформальной коалиции (формально законодательство не вводит понятия «коалиции» для местных советов). Если в 2015-м году партия мэра «Відродження» «сработала» с КПД=0,82 (набрала на выборах в горсовет около 54% при результате Кернеса в 66%), то сейчас КПД именного «Блока Кернеса» составил 0,63, а результат партии – 37,95%. Вероятно, ключевым фактором тут стало участие «Оппозиционной платформы-За жизнь», тогда как в 2015-м году прямой конкурент партии мэра, «Оппозиционный блок», не был допущен к городским выборам.

Сама ОПЗЖ преодолела планку в 20% и станет второй по численности фракцией в горсовете. А ее кандидат в мэры Александр Фельдман выиграл у не ушедшего в отпуск главы обладминистрации Алексея Кучера противостояние за второе место мэрской гонки: любопытно, что экзитпол «Студии Савика Шустера» давал этим кандидатам равные результаты в 12%, тогда как на деле выдвиженец «Слуги народа» уступил с почти двукратным перевесом – 7% на 14%. Оба кандидата вступали в кампанию как критики действующего мэра, а завершали ее с тезисами о преемственности власти, вероятно, рассчитанными на тех сторонников Кернеса, которые всё же засомневались в его способности еще 5 лет управлять городом из-за тяжелого состояния здоровья.

Всего же в городском совете будет представлено 6 фракций – «Блок Кернеса-Успешный Харьков», ОПЗЖ, «Европейская солидарность», «Слуга народа», «Партия Шария» и «Блок Светличной «Разом»».

Популярные статьи сейчас

Водителей ждут новые штрафы и "письма счастья"

Зеленский внезапно обратился к украинцам

Новая почта угодила в скандал с кражей пива

monobank лишает украинцев кредитного лимита и отказывает в обслуживании

Показать еще

Источник: данные ТИК

Пожалуй, больше других результатами остались довольны в «ЕС» и «Партии Шария», которые находились в «пограничном положении» - на парламентских выборах-2019 обе партии в Харькове набрали более 5% (6,57% и 5,51% соответственно), но последние опросы оставляли их где-то в пределах погрешности от проходного барьера. Можно предположить, что на руку этим политическим силам сыграла низкая явка при достаточно активном собственном избирателе: другими словами, если в целом по городу явка составила 31%, то среди сторонников Порошенко и Шария этот процент, вероятно, был существенно больше, что повысило удельный вес этих электоральных групп.

К слову, прохождение «Партии Шария» показало один из существенных пробелов Избирательного кодекса в вопросе гендерных квот. Пункт 9-й статьи 219 ИК, который был «витринным» предметом гордости авторов с точки зрения заботы о политических правах женщин, дословно требует от партий: «під час формування єдиного та регіональних виборчих списків організація партії повинна забезпечити присутність у кожній п’ятірці (місцях з першого по п’яте, з шостого по десяте і так далі) кожного виборчого списку чоловіків і жінок (не менше двох кандидатів кожної статі)».

И «Партия Шария» действительно соблюла эту 40%-ю квоту «під час формування списків», а затем женщины-кандидаты массово написали заявления об отказе от баллотирования, и, в результате, ко дню выборов первая пятерка единого списка партии (в которой и собран костяк «проходных» кандидатов) приобрела следующий вид:

В одном из предыдущих материалов «Обсерватории демократии» содержалось предупреждение относительно возможностей технического обхода гендерных квот на этих выборах – «Партия Шария» создала яркий прецедент с очевидным побуждением к действию в плане редактирования формулировок Кодекса. Тем не менее, с большой вероятностью, ТИК зарегистрирует депутатов от «Партии Шария», и, возможно, они даже станут одним из субъектов неформальной коалиции в горсовете.

Если подходить к процессу образования коалиций с идеологической точки зрения, то наиболее природным вариантом был бы альянс «Блока Кернеса» и ОПЗЖ (34+19=53 мандата). Однако, как мы показывали в одном из предыдущих исследований, на местном уровне фактор идеологической дистанции между партиями значит гораздо меньше, чем на парламентском. Местные «политические предприниматели» часто инвестируют в диаметрально противоположные, с точки зрения публично-идеологического позиционирования, партийные франшизы, и ключевой фактор в определении формата коалиции – личные отношения и договоренности между такими «инвесторами».

Для понимания формата отношений БК-УХ и ОПЗЖ достаточно сопоставить два факта: в Харькове даже киевские фирмы-владельцы рекламных плоскостей (билбордов, ситилайтов итп) согласовывают с мэрией политическую рекламу, и на этих выборах ОПЗЖ оказалось в «черном списке». Зато соразмерно с «Блоком Кернеса» на улицах города были представлены «Слуга народа» и, что характерно, публично оппозиционная к мэру «Европейская солидарность».

Для последних любой отход от жесткой оппозиционности к команде Кернеса-Терехова станет серьезным имиджевым ударом общенационального уровня (хотя на синхронные голосования по «неполитическим вопросам» в Киеве могут и закрыть глаза, если грамотно разбавлять такую коллаборацию «проукраинскими инициативами»). А вот коалиция «Блока Кернеса» и «Слуги народа», исходя из всей прошедшей кампании, выглядит наиболее ожидаемой. Арифметически этих двух фракций достаточно для единоразового образования минимально выигрышной коалиции, но для стабильной работы депутатского большинства (особенно в условиях коронавирусных реалий) нужно хотя бы 50 мандатов, что подталкивает к ситуативному приглашению еще и третьего младшего партнера - «Партии Шария» или «Европейской солидарности» (видимо, поочередно, чтобы ни один из них не почувствовал себя «золотой акцией» горсовета).

Область: время торгов всех со всеми

Результаты выборов в областной совет во многом перекликаются с городской кампанией (едва ли могло быть иначе, когда половина избирателей региона проживает в областном центре). В совет прошли все те же фракции, кроме «Партии Шария» - у этой политической силы большой «перекос» в городской электорат, и даже 6,5% в Харькове не помогли преодолеть 5% в целом по области (набрали 4,42%).

Источник: данные ТИК

Первое место на выборах в областной совет также осталось за «Блоком Кернеса» (34,5%). Существенный задел дал результат в Харькове, а на окраинах области, где сила личного бренда Кернеса ослабевала – добавляли процентов местные лидеры мнений, примкнувшие к этой партийной франшизе.

По логике, первое место – это заявка на пост председателя областного совета (или эквивалентный размен этой позиции на губернатора). Возможно, это шанс сохранить должность для действующего главы совета Сергея Чернова, избравшегося от «Блока Кернеса» - кроме него свои амбиции обозначил экс-губернатор Степан Масельский, однако, наверняка, до первой сессии этот сюжет еще не раз переиграется.

Второе место, как и в городе, заняла «Оппозиционная платформа-За жизнь». Разрыв между первым и вторым местом в облсовете оказался меньше, чем в городе – ОПЗЖ набрала 21,3% голосов.

Арифметически существует несколько вариантов коалиций в областном совете, в которых не было бы «Блока Кернеса», а самой многочисленной фракцией являлась ОПЗЖ. Однако такое большинство невозможно одновременно без «Блока Кернеса» и «Слуги народа», а с нынешним форматом отношений между главой областной организации ОПЗЖ Игорем Райниным и местной пропрезидентской командой – это практически исключено.

Другими словами, чтобы «Оппозиционной платформе» не пришлось соответствовать своему названию, а всё-таки войти в коалицию, им нужно рассчитывать или на альянс с «Блоком Кернеса», или на кадровую перезагрузку руководства местной Зе-команды и заинтересованности «новых зеленых» не допустить усиления влияния «Блока Кернеса» на весь регион. Если «зеленые» и Райнин зароют «топор войны», то арифметически состоятельная модель коалиции без необходимости «идти на поклон» в «Блок Кернеса» вырисовывается сама собой. И о том, что такая «перезагрузка» в принципе возможна, косвенно свидетельствует отставка замглавы Офиса президента Сергея Трофимова, курировавшего региональную политику. Однако, пока предположения о попытке кадрового «зеленого рестарта» в регионах, включая Харьков, выглядят преждевременными.

Сама же партия «Слуга народа» на выборах в областной совет разделила 3-е место с «Блоком Светличной «Разом»», набрав почти по 13% и получив по 17 мандатов. У обеих политических сил в области результаты прогнозируемо оказались лучше, чем в городе.

Интересно, что именно эти две партии (а не лидирующие «Блок Кернеса» и ОПЗЖ) победили в наибольшем числе территориальных громад – 18 и 12 избранных глав соответственно. Правда, в большинстве случаев победители шли на выборы в статусе действующих глав, поэтому заслуга выдвинувших их партий, скорее не столько в усилении кандидатов партийным рейтингом, а в том, что сумели кооптировать влиятельных людей в свои команды. Хотя для пропрезидентских партий это не так уж сложно и явно не ноу-хау – «Блок Порошенко» и «Партия регионов» в количественном плане добивались больших результатов на местных выборах, чем «Слуга народа» сейчас.

Обращают на себя внимание и несколько нетипичных кейсов, когда на выборах в громаде побеждал действующий сельский/поселковый глава, но не населенного пункта-центра громады. Например, в Солоницевской громаде победил глава существенно меньшего окраинного посёлка Ольшаны Андрей Литвинов. В Дергачевской – мэром стал поселковый глава Козачьей Лопани (почти вчетверо меньшей по населению, чем Дергачи) Вячеслав Задоренко, а главой Красноградской громады избрали Светлану Кривенко, шедшую на выборы в статусе председателя сельсовета Песчанки.

Впрочем, анализ результатов местных выборов на уровне громад и районных советов заслуживает отдельного материала: в каждой громаде выборы проходили по своему уникальному сценарию и в ближайшее время там будут образованы свои коалиции, зачастую не скованные позиционированием партий как союзников или противников на уровне облсовета.

Выводы

В отличие от традиционно сравниваемых с Харьковом кейсов Днепра и Одессы, Геннадий Кернес избежал второго тура, однако главной цели – однопартийного большинства в горсовете, как это было всю последнюю каденцию, ему добиться не удалось. Прежде всего, это означает, что в харьковский горсовет вернется политика как необходимость диалога и поиска ситуативных союзников. Особенно, это будет проявляться в первый год полномочий совета, на который распространяется иммунитет депутатов от партийного императивного мандата. При этом стратегически мыслящие субъекты будут играть «в долгую», держа в уме возможность как досрочных парламентских, так и мэрских выборов.

Учитывая, что в Харьковском областном совете будут представлены все те же игроки, что и в городском – правда, без «Партии Шария» и немного в других пропорциях – вполне возможно, что процессы образования коалиций в этих двух органах местного самоуправления синхронизируются. Стартовая диспозиция также говорит о наибольшей вероятности альянса электорального и административного ресурсов – «Блока Кернеса» и «Слуги народа». Суммарно эти две фракции имеют 63 мандата в облсовете и 43 в горсовете, что явно нуждается в точечном усилении в условиях коронавируса, когда гарантировать 100%-ю явку депутатов – сложно. К слову, «точечное усиление» возможно и на уровне отдельных депутатов, а не фракций.

Вероятность коалиции двух партий, занявших 1-е и 2-е места, а также соседей по условно-идеологическому контрмайданному сегменту – «Блока Кернеса» и ОПЗЖ – существенно ниже. А для арифметически возможных «антикернесовских» объединений необходимо, чтобы договорились глава областной организации ОПЗЖ Игорь Райнин и представители «Слуги народа», что при нынешних кураторах и флагманах пропрезидентской партии в Харькове выглядит еще менее вероятным. Впрочем, многое зависит от того, кто станет следующим главой областной госадминистрации (в случае проведения ротации). Его фигура может кардинально перекроить реализуемую модель коалиции, тем более, что арифметически открыты самые разные комбинации.

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», который реализуется при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии»

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram