Кризис, охвативший все сферы жизни нашего общества, и неизбежность его разрешения в том или ином виде, закономерно порождает вопрос, чем может быть заменена нынешняя конструкция государственного устройства страны, как фундамента современного украинского социума.

Известные отечественные гуманитарии Юрий Романенко и Сергей Дацюк видят выход в сломе/крушении старой олигархической республики и построении новой то ли на основе умозрительного «стратегирования», то ли на базе передовых современных западных образцов.

Однако, по нашему мнению, их призывы разработать и практически внедрить иновационную модель переустройства украинского государства в форме/виде БОЛЕЕ СОВЕРШЕННОЙ/ПЕРЕДОВОЙ РЕСПУБЛИКИ, которая позволит «вытащить» страну из нынешнего системного кризиса и превратить в современного «тигра» цивилизационного развития человечества, не учитывают всей сложности и противоречивости этого социокультурного феномена. ЧТО АВТОР ИМЕЕТ ВВИДУ?

Во-первых, они ограничиваются философско-публицистическими утверждениями/посылами, базирующимися на идее о необходимости постановки во главу угла нового Республиканского политико-государственного и экономического устройства Украины принципов и норм «общего дела», то есть превалирования, упрощённо говоря, общих интересов социума над частными. Теоретически эти рассуждения ничем не обосновываются. Практическая политико-правовая конструкция нового вида Республики не предъявляется.

Во-вторых, информационные посылы Романенка и Дацюка сделаны в отрыве от рассмотрения существующих в мире и приемлемых для нашего государства в качестве образцов политико-правовых форм его перезагрузки. В лучшим случае, Сергей Дацюк говорит о необходимости создания «сети общин в сочетании с иерархией государства-корпорации» (?). Наиболее наглядно абстрактность и оторванность от реалий сегодняшней жизни аргументов Сергея Дацюка демонстрирует его диалог в студии UKRLIFE.TV с другим известным философом Андреем Баумейстером.

В-третьих, они игнорируют социокультурную генетику государственного строительства, которая формирует цивилизационную спираль/стержень/основу, как революционных, так и эволюционных процессов в любой развивающейся (самоорганизующейся) социальной системе.

В-четвёртых, Романенко и Дацюк не учитывают, по нашему мнению, сложность, многогранность и противоречивость современных научных трактовок понятий «республика», «монархия», «государство» и «империя», проявляют консерватизм взглядов по отношению к постулируемым ими явлениям.

По мнению же автора статьи, наиболее реалистичной и практически воплотимой для Украины в современных условиях формой перезагрузки государственности является осознанно спроектированное и целенаправленное формирование «Неоимперии громад».

Свою позицию в этом отношение автор в рамках разрабатываемой «идеологии украинского солидаризма» изложил в статье «Можно ли переформатировать Украину в «Неоимперию громад»?». Но так как в одном публицистическом материале невозможно всесторонне и глубоко рассмотреть сложное социокультурное явление ни в философском, ни в политологическом, ни в историческом ракурсе, автор считает целесообразным дополнить его политико-правовым анализом. В качестве теоретической базы для этого взяты защищённые в 2014 году диссертация на соискание звание доктора юридических наук российского учёного Андрея Серёгина на тему «Форма государственного управления (вопросы теории)», и в 2016 году - диссертация на соискание звания кандидата юридических наук российского учёного Станислава Пушкарёва на тему «Нетипичные элементы формы государственного правления».

Чтобы не утомлять интересантов этой проблемы и простых читателей изложением тяжёлых для восприятия в рамках публицистического материала научных рассуждений, содержащихся в вышеназванных диссертационных исследованиях учёных-обществоведов, приведём лишь те их теоретические выводы, которые непосредственно обосновывают/подтверждают идеи автора статьи о необходимости и путях переформатирования нынешней государственности Украины («Второй Украинской Республики») в «Неоимперию громад». (Тем же, кому трудно воспринимать сложные затеоретизированные тексты рекомендуем сразу обратиться к выводам статьи).

В диссертационном исследование Серёгина автор посредством обращения к взглядам античных, средневековых, новоевропейских и современных мыслителей, с помощью анализа большого количества исторических форм и ныне функционирующих монархических и республиканских моделей государственного устройства и управления, выделяет следующие их характерные черты:

1) Республика не является синонимом демократии. Во многих государствах-монархиях демократические институты также широко распространены. Однако в республиках больше возможностей для развития демократии.

Популярные статьи сейчас

Ощадбанк пошел на уступки пенсионерам ОРДЛО

Нафтогаз озвучил новую цену газа для производителей тепла

В декабре украинцев ждут новые пенсии, тариф на газ и курс доллара

Миллионы украинцев могут остаться без газа

Показать еще

2) В теории большинство республик, за немногими исключениями (Сан-Марино, некоторые африканские, отчасти Андорра) являются демократическими, то есть формально верховная власть принадлежит в них всему народу без предоставления каких-нибудь привилегий тем или иным классам. На практике, однако, народ на выборах является лишь объектом манипуляций со стороны общественных групп, сосредоточивающих в своих руках богатство, а вместе с ним и власть.

3) Градация политических режимов в монархических государствах, также, как и в республиканских, зависит от применяемых властью средств и методов управления, где возможно наблюдать переход от полиархии к фашизму. Все это свидетельствует о политической гибкости монархий и республик, способных воплощать в себе диаметрально противоположные ценности, идеи, постулаты и формы организации процессов управления.

4) Классификацию традиционных видов республиканского правления на президентскую, парламентскую, смешанную и советскую республику, Андрей Серёгин в своей докторской диссертации дополняет коллегиальной и плебисцитарной формой правления. В коллегиальной республике главой государства является не единоличное должностное лицо, а коллективный орган, принимающий решения большинством голосов своих членов или единогласно; назначающий руководителя правительства, вступающего в должность после одобрения парламента. Плебисцитарной республике свойственны следующие признаки: главой государства является коллегиальный орган, формируемый депутатами верховной легислатуры и населением административно-территориальных единиц; законодательная власть фактически принадлежит однопалатному парламенту, наделённому правом разработки законов и народу, утверждающему их окончательную редакцию.

5) В форме любого государства, по мнению Андрея Серёгина, выражена его нравственная природа, отношение к общечеловеческому прогрессу, гражданским свободам личности, интересам отдельного лица и всего общества в целом. Но такая позиция вовсе не является основанием для отрицания классической интерпретации формы государства через совокупность трех элементов: формы правления, формы государственного устройства и государственного (политического) режима, так как основания своего генезиса они черпают в первичных признаках государственности - народе, власти, территории.

Кроме того, правовой союз лиц, которым является государство, должен иметь всеобщий интерес, заставляющий громадные массы населения выступать как единое целое на международной арене. Отсутствие политического согласия в стране чревато анархией, гражданскими войнами и распадом некогда целостного государственного организма.

6) В отличие от монархического правосознания признаками республиканского правосознания выступают:

а) механистическое представление о верховной государственной власти, как системе единоличных и коллегиальных органов управления;

б) господство эгалитаристских представлений в обществе, т.е. стремление к социальному равенству;

в) утилитарно-рассудочное восприятие власти, необходимой исключительно для решения материальных потребностей граждан;

г) недоверие главе государства, который, представляется «выскочкой», временщиком, нанятым, лишь для управления страной на определенный срок;

д) отрицание всяких авторитетов.

7) Каждый народ стремится создать не только свою культуру, национальную государственность, но и собственную империю: «Если он это не делает, то не потому, что не хочет, а потому что не может. Или потому, что понимает недостаточность своих сил».

8) Господствующее в настоящее время в общественных науках утверждение, что любое имперское государство (от лат. Imperium - власть) создаётся только насильственным путём и представляет собой чрезвычайно централизованную, забюрократизированную и милитаризованную «машину» политического угнетения и эксплуатации подвластных земель и народов является ошибочным (например, Российская империя многие территории включила в свой состав на добровольной основе без применения механизма национального геноцида и экономического опустошения присоединенных этносов).

9) Не выдерживает критики и утверждение об обязательной монархической форме правления для империи, так как последняя вполне может быть и республикой (например, французская колониальная империя в период III-ей республики 1871-1940 гг., современная Российская Федерация). Примечательно, что ст. 1 Веймарской Конституции Германской империи 1919 года гласила, что «Германская империя - республика».

10) Является односторонним, по мнению доктора юридических наук Андрея Серёгина, и утверждение, что империи всегда концентрируют и централизуют государственную власть в метрополии. Так, к примеру, Средневековая империя Карла Великого (747-814 гг. н.э.) управлялась не сплоченной бюрократией столичного города, которого вообще не было, а через рассеянный по государству административно-судебный аппарат королевских посланцев, призванных проводить в жизнь распоряжения монарха. Эти чиновники, назначенные из светских и духовных лиц, ежегодно объезжали округа, включающие несколько графств. В их компетенцию входило наблюдение за состоянием королевских поместий, за правильностью совершения религиозных обрядов, за справедливостью приговоров монаршего суда, а также рассмотрение апелляций на решения местных судов по тяжким преступлениям. Государевы посланцы могли требовать выдачи преступника, находившегося на территории духовного или светского сеньора. Неповиновение епископа, аббата, графа и других крупных феодалов наказывалось штрафом.

Традиция децентрализации государственного управления получила дальнейшее развитие в Священной Римской Империи Германской Нации, в которой Фридрих I Барбаросса к концу XII века учредил сословие имперских князей, чтобы через вассальную пирамиду обеспечить стабильность и мир в немецких землях. Данная реформа сделала формально зависимых феодалов, фактически свободными от кайзеровской власти при осуществлении сеньориального правосудия, налогообложения и обороны.

11) Интересно и диссертационное «наблюдение» Андрея Серёгина, что на рубеже XIX-XX веков немецкий политический деятель и публицист Фридрих Науман сформулировал в качестве политико-правового противовеса марксистской доктрине государства концепцию социальной империи, совмещающей в себе монархические черты правления и социалистические принципы организации общества. По его мнению, «император - воплощение общей национальной воли, свое право он основывает на том, что нация нуждается в нем и что войско в его руках» Поэтому суверенитет народа передается в руки одному человеку, для служения общему делу, а независимая власть мелких государей подлежит полному уничтожению. Он полагает, что прерогативы Кайзера по своей сути демократичны и социальны.

Таким образом, по мнению Наумана, Германская империя того времени приобрела три основания своего могущества: а) монархическое, в лице императора; б) аристократическое, в лице крупных промышленников и в) демократическое, в лице пролетариата. Немецкий политик считал, что «император руководит нацией в качестве диктатора промышленности. Действуя же так, он нуждается в массе, в демократии». Такое государство постепенно ЭВОЛЮЦИОНИРУЕТ В СОЦИАЛЬНУЮ ИМПЕРИЮ, в которой монарх «в главном в своем призвании, в защите отечества, может опереться на социальные и либеральные части народа».

12) В своей докторской диссертации Андрей Серёгин поддерживает классификацию имперских государств, разработанную Г. Феоктистовым . Тот, опираясь на структурную характеристику взаимоотношений публичной власти центра и регионов, выделяет четыре типа империй:

а) империи-конгломераты, образовавшиеся в результате насильственного военно-политического объединения разнородных этносов, не связанных между собой общностью экономических, культурных и религиозных зависимостей (например, империи Александра Македонского, Карла Великого, Наполеона Бонапарта и др.);

б) империи-иерархии, соединяющие народы и государства с разным уровнем подчиненности в единую державу в рамках управленческой, хозяйственной, социальной и духовной интеграции населения (английская, французская, Австро-Венгерская империи);

в) смешанные империи, сочетающие в себе черты первых двух типов (среди них можно назвать китайскую, римскую и российскую империи);

г) глобальную тоталитарную империю США, отличительным признаком которой служит всеобъемлющее вовлечение человечества в единое идеологическое пространство массового потребления, основанное на нормативных установках и поведенческих стереотипах северо-американского общества.

По мнению автора статьи, определение Украины как «империи-иерархии», составные части которой были объединены добровольным и насильственным путём (территории Буковины, Закарпатья и Галичины - накануне и по результатам Второй мировой войны) наиболее подходит для переформатирования её государственности в сегодняшних реалиях завершения процессов развала «Второй украинской республики».

Среди теоретических выводов кандидатской диссертации российского учёного Станислава Пушкарёва на тему «Нетипичные элементы формы государственного правления» для нас интересны следующие:

а) Нетипичные элементы формы государственного правления подразделяются на инновационные и архаичные (анахронизмы). Первые являются результатом усовершенствования качества государственного правления в соответствии с динамикой развития общества и государства. Нетипичные элементы-анахронизмы связаны с устареванием отдельных элементов формы государственного управления. Инновационные и архаичные нетипичные элементы в структуре государственного правления могут выполнять как конструктивные, так и деструктивные функции.

К таковым в Украине, по мнению автора статьи, можно отнести как укоренённое за годы Независимости страны засилье структур и механизмов так называемого «глубинного государства» на всех уровнях власти, а также неофеодальный характер унаследованных от пребывания в Советском Союзе и укрепившихся за последние 30-лет социально-экономических отношений между рядовыми гражданами и правящим классом.

Наиболее показательным примером последнего является избрание на последних выборах в местные органы власти главой Подвысоцкой ОТГ Голованевского района Кировоградской области экс-народного депутата от БЮТ Виктора Лозинского, который в 2011 году был осуждён на 15 лет за умышленно убийство, отсидел 6 лет в колонии строго режима, был досрочно выпущен из тюрьмы, ухитрился снять с себя судимость, и благодаря этому смог баллотироваться на должность руководителя местной громады. Иными словами, в глазах местных крестьян, барину-помещику всё можно и прощается.

б) Нельзя говорить только о плохой/вредной роли «нетипичных элементов форм государственного управления» в разрешении назревших сегодня потребностях общества по трансформации украинской государственности. Их можно конструктивно использовать для стабилизации нашего украинского государства и социума в трансформационный период.

в) Нетипичные элементы могут проявляться на различных уровнях формы государственного управления (доктринальном, нормативном или правореализационном), в её функциях и признаках. Так, например, к нетипичным элементам можно отнести существование института «неграждан» в прибалтийских государствах, существование в некоторых государствах правил о замещении государственных должностей по национально-этническому признаку (так наз. «ливанская модель»), использование криминальных методов властвования, экстремально широкие полномочия президентов в некоторых южноамериканских и африканских государствах, фактическое отсутствие ограничений для переизбрания президентов в среднеазиатских республиках, наличие в некоторых государствах коллегиального главы государства и др.

г) В том случае, когда нетипичные элементы формы государственного правления достигают в ней критического объёма и носят деструктивный характер, функционирование формы государственного управления может быть нарушено: возникает дисфункциональность государственного управления, т. е. невозможность достижения формой государственного управления поставленных целей и задач. Это выражается в некачественных результатах деятельности государственного управления. Эти результаты не соответствуют имеющимся ресурсам и средствам.

В нынешней Украине это наглядно проявляется не только в кризисе сформировавшейся за годы Независимости олигархическо-клептократической модели экономики, но и в ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ ДЕГРАДАЦИИ САМОЙ ФОРМЫ НАШЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ, КОГДА ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА И СИСТЕМА ОРГАНОВ ВЛАСТИ, в результате выборных процедур (имеются ввиду итоги местных выборов) и действий высших должностных лиц (попытка Президента уволить всех судей Конституционного суда), ДЕЛЕГАЛИЗУЕТСЯ И ДЕЛИГИТИМИЗУЕТСЯ.

Эта политико-правовая ситуация демонстрирует, что нетипичные формы государственного управления в Украине, а именно её «глубинные» структуры и механизмы полностью «съели» публичную власть. В результате Зеленский, с одной стороны, пытается возглавить бунт граждан против отмены КС декларирования доходов и расходов чиновников и судей. А с другой стороны, Президент и его «соросятская» свита вынуждены аппелировать и унизительно обращаться за помощью к Международным институциям и западным «партнёрам».

Но для того, чтобы до конца понять суть продвигаемой автором статьи модели перезагрузки украинской государственности в форму «Неоимперии громад» необходимо дополнить политико-правовой анализ исследований Андрей Серёгина и Станислава Пушкарева основными идеями нашей докторской диссертации по философии на тему «Социальные и культурные детерминаты формирования личности», в которой автор сформулировал базовые концепты теории «социо-культурной наследственности человечества». С основными её положениями можно ознакомится по гиперссылке https://studfile.net/preview/9144253/page:15/.

Для раскрытия же темы данной статьи и аргументации авторской позиции необходимо привести следующие положения нашего научного исследования:

1) Подобно всем живым организмам на Земле (и, наверняка, на других планетах), и человеческая особь, и социальный (в широком смысле слова) организм в виде этноса/нации/государства/локального сообщества людей развивается/воспроизводится на основе наследственных закономерностей: животный её «компонент» (имеется в виду только индивид) – на основе биологической генетики, социальный – социокультурной генетики. Главным признаком обоих является повторяемость этапов воспроизводства обязательных/неотъемлемых элементов целостных социальных организмов.

2) Подобно биологической генетике социокультурная может характеризоваться как понятием «генотип», который отражает «общее» в развитии локального общественного организма, так и понятием «фенотип», который учитывает различия природно-климатических, территориально-географических, рельефно-ландшафтных, исторических, регионально-этнических, национально-культурных, производственных и других особенностей его эволюции.

3) Архитектура социокультурного фенотипа, как на уровне отдельного индивида, так и на уровне локального сообщества людей, строится по тем же лекалам, что и социокультурного генотипа человечества в целом. Возникновение каждого нового свойства и качества происходит на базе уже сформированных ранее. Следовательно, подобно тому, как не могут быть удалены из процесса биологического генезиса Особи последовательно возникающие органы тела, выполняющие различные жизненные функции, как не могут быть изменены сформированные в детстве гено-и фено-типические особенности внутренних структур психики отдельного человека, так и в процессе цивилизационной эволюции не могут быть изменены структуры/качества локального социума. Они могут быть только функционально подкорректированы.

4) Все попытки искусственного навязывания, тем более в форсированном режиме, тому или иному локальному социуму даже самых цивилизационно «передовых» институтов, учреждений и нормативных ценностей, которые не имеют генетических «совместимых» культурных кодов ДНК и РНК в фенотипе их социальных организмов, и не учитывают особенности их исторического развития, обречены на провал.

В качестве примеров здесь можно привести неудачные попытки силового навязывания институтов и правовых норм развитых демократий западными странами во Вьетнаме, Афганистане, Ираке, Сирии. В Украине таковым является провал попытки «вашингтонским обкомом» вмонтировать в социокультурную ткань наших неофеодальных отношений института Антикоррупционных органов.

5) Для того, чтобы выйти на высший/передовой уровень цивилизационного развития локального социума (в нашем случае - государственного устройства), конкретный «общественный организм» должен пройти те же стадии развития, которые проходили другие страны и народы. Но при этом «переварить» их с учётом особенностей своего исторического и социально-культурного развития.

Иначе говоря, так как многонациональная и мультикультурная Украина не имела полноценного исторического опыта своей державности (кроме псевдогосударственности в рамках Советского Союза),. наш народ для достижения «вершин» развития демократии (или переходу к превозносимой Дацюком «политии») и уровня правового государства, должен пройти все основные стадии цивилизационного развития, которые прошли передовые западные страны, Но адаптировать их на базе своего фенотипа

Примером успешной конвергенции западных образцов государственного устройства и исторических сложившихся в странах Юго-Восточной Азии норм и традиций общественной жизни, можно назвать Японию, Южную Корею, Тайвань и Сингапур, которые без форсирования процессов трансформации, в течение нескольких десятилетий «переварив» и адаптировав с помощью своих социокультурных фенотипов навязанные им США демократические процедуры,ценности и формы публичной власти, смогли наполнить их новым содержанием, и использовать для рывка в своём цивилизационном развитии.

6) В силу наблюдаемого феномена «сжатия» исторического времени по причине научно-технического и социально-культурного прогресса человечества, дающего образцы для подражания и заимствования, мы способны в скоростном режиме пробежать все обязательные стадии/ступени формирования государственности, которые Западные демократии проходили в течение столетий.

Но это возможно только при наличии в руководстве страны команды, которая реалистически оценивает сложившуюся в Украине общественно-политическую и экономическую ситуацию, способна разработать адекватный нарастающему в государстве кризису план его преодоления, имеет политическую волю для его практической реализации, способна чувствовать временнУю динамику возможности/невозможности инструментального ускорения и замедления социальных процессов для полноценного «вызревания» результатов проводимых трансформаций, и готова персонально многим пожертвовать ради сохранения целостности страны.

7) Так как наше государство в сегодняшнем его виде, с одной стороны, многонационально и мультикультурно, а с другой стороны, по господствующим в нашем обществе архаическим социально-экономическим отношениям находится на неофеодальной стадии своего цивилизационного развития, то наиболее приемлемой формой его перезагрузки является создание мини-империи («Неоимперии громад»).

8) Центральным звеном переформатирования украинской государственности в «Неоимперию громад» должны стать местные органы власти, усиление роли которых в стране, как продемонстрировали последние выборы, является объективным трэндом развития нашей державы из-за управленческой и интеллектуальной бездарности ЗЕ-команды. Существующий в рамках местного самоуправления «неофеодальный характер» отношений между гражданами на уровне низовых громад и территориально-административных районов, должен стать той статической (архаической) структурой нашего общества, которая позволит осуществить трансформацию нашего социального организма, сохранить преемственность институтов власти, сгладить региональные противоречия, преодолеть культурно-языковый раскол среди разных групп населения, и таким образом сохранить территориальную целостность страны в сегодняшнем виде.

9) Анонсируемая модель «Неоимперии громад» предполагает, что после принятия новой Конституции Украины и переформатирования Верховной Рады в двухуровневый парламент, руководители ОТГ, сформировав нижнюю палату ВР путём их автоматической кооптации, продолжат работу в ней до очередных выборов в местные органы самоуправления. Это обеспечит преемственность власти, функциональность и целостность государства в период его реконструкции.

10) Победившие на последних выборах главы районных громад, как «кровно» заинтересованные в сохранение своего высокого статуса политиков и государственных деятелей, способны и призваны «зацементировать» украинское государство в период его «перезагрузки», стать не только его политическими сторонниками и защитниками, но и помощниками/модераторами проводимой реконструкции системы высших органов власти.

11) «Неоимперия громад» должна являться не окончательным вариантом трансформации украинского государства, а лишь промежуточным этапом/формой (на 15-20 лет), в «коконе» которой должна вызреть более высокая и цивилизационно совершенная форма нашей державности.

12) Главным элементов иновационного преобразования политической системы Украины должно в ближайшее время стать формирование двухуровнего парламента, в котором «нижняя», являясь главной, «цементирующей» государство, должна формироваться не путём отдельных выборов, а посредством кооптирования избранных по мажоритарной системе глав громад в Верховную Раду, магистраты крупных городов (с населением свыше 100 тысяч жителей) и областные советы. Более детально эта конструкция изложена и описана автором в статье «Можно ли переформатировать Украину в «Неоимперию громад»?».

В данной же статье для формирования у читателей объектного представления приведём лишь графическую схему архитектуры построения представительских органов власти, которая реализует установки «идеологии украинского солидаризма» в рамках проектной модели «Неоимперии громад».

ВЫВОДЫ:

1. Абстрактные рассуждения Сергея Дацюка о создании в Украине какой-то иновационной формы государственного устройства, ориентированной на перспективы неизбежного возникновения в будущем «Всечеловечества», с одной стороны, полезны как способ стратегирования интеллектуалами путей общественного развития в рамках так называемого «критического мышления», но, с другой стороны, вредны в современных условиях, так как выходя за пределы научно-теоретического дискурса, отвлекают и дезориентируют пока ещё способную думать часть правящего класса в плане поиска реалистических путей решения задачи перезагрузки прогнившей украинской государственности.

2. Республика не является синонимом демократии. Во многих государствах-монархиях демократические институты также широко распространены. Однако в республиках больше возможностей для развития демократии.

3. В теории большинство республик являются демократическими, то есть верховная власть формально принадлежит в них всему народу без предоставления каких-нибудь привилегий тем или иным классам. На практике же народ чаще всего, участвуя в выборах, является лишь объектом манипуляций со стороны общественных групп, сосредоточивающих в своих руках богатство, а вместе с ним и власть.

4. Градация политических режимов в монархических государствах, также, как и в республиканских, зависит от применяемых властью средств и методов властвования, где возможно наблюдать переход от полиархии к фашизму. Все это свидетельствует о политической гибкости монархий и республик, способных воплощать в себе диаметрально противоположные ценности, идеи, постулаты и формы организации процессов управления.

5. Монархическая и республиканская формы управления способны оптимально и гармонично сочетаться с унитарным, имперским и федеративным государственным устройством.

6. Господствующее в настоящее время в общественных науках утверждение, что любое имперское государство (от лат. Imperium - власть) создаётся только насильственным путём и представляет собой чрезвычайно централизованную, забюрократизированную и милитаризованную «машину» политического угнетения и эксплуатации подвластных земель и народов является ошибочным.

7. Не выдерживает критики и утверждение об обязательной монархической форме правления для империи, так как последняя вполне может быть и республикой.

8. Является односторонним и утверждение, что империи всегда концентрируют и централизуют государственную власть в метрополии.

9. Так как «разношёрстная» по составу населения Украина не имела полноценного исторического опыта своей державности (кроме псевдогосударственности в рамках Советского Союза), наш народ для достижения существующих на сегодня «вершин» развития демократических институтов и уровня правового государства, а также укоренения в массовом сознании граждан общечеловеческих ценностей, должен пройти все основные стадии цивилизационной эволюции, которые прошли передовые западные страны, Но адаптировать их в процессе трансформации нашего социума на базе своего культурного фенотипа.

10. Трансформация государственной формы управления Украины должна осуществляться на основе учёта закономерностей социогенетической наследственности:

а) осознания неизбежности повторения и возможности быстрого «пробегания» обязательных стадий развития государственности, которые прошли цивилизационно передовые западные страны и народы;

б) реалистической оценки стартовой цивилизационной позиции, с которой мы должны начать в ближайшем будущем трансформацию украинской государственности;

в) использования архаических элементов украинского общества, как статической структуры/стержня, для сохранения целостности страны в период трансформации её государственности;

д) учёта национально-культурных и ментальных особенностей населения различных регионов и территорий;

е) планомерности всех производимых в обществе и государстве социально-политических, экономических и культурных изменений;

ж) исторической временности и промежуточности с точки зрения цивилизационных перспектив развития Украины «неоимперской модели» её государственного устройства;

з) опоре, прежде всего, на собственные духовные силы и материальные ресурсы;

и) готовности большей части народа отказаться от любых форм и видов «внешнего управления» Украиной, и принести «жертвы» ради восстановления суверенитета страны.

11. Так как наше государство в сегодняшнем его виде, с одной стороны, многонационально и мультикультурно, а с другой стороны, находится по господствующим в нашем обществе архаичным социально-экономическим отношениям на неофеодальной стадии своего цивилизационного развития, то наиболее приемлемой формой его перезагрузки является создание мини-империи («Неоимперии громад»).

12. К этому подталкивают и нарастающие геополитические угрозы, обусловленные тем, что по всему периметру границ Украины существуют (Российская Федерация), воссоздаются (возрождение «Неоосманской Турции» Эрдоганом) или проектируются имперские государства («Великая Венгрия» Орбана, «Великая Румыния» Вадима Тудора ,»Новая Речь Посполита» Ярослава Качиньского), которые «устами» своих радикальных политических сил уже претендуют на «откусывание» у нас исторически принадлежавших им когда-то кусков территории нашей страны.

13. Перезагрузка украинской государственности в форму «Неоимперии громад» оптимальна и гибка, ко всему прочему, для интеграции при удобном историческом раскладе событий оккупированных территорий ОРДЛО, Крыма, и возможно, в случае распада Российской Федерации, – Кубани.

14. Существующий в рамках местного самоуправления «неофеодальный характер» отношений между гражданами на уровне низовых громад и территориально-административных районов, должен стать той статической (архаической) структурой нашего общества, которая позволит осуществить трансформацию нашего социального организма, сохранить преемственность институтов власти, сгладить региональные культурные противоречия, преодолеть культурно-языковый раскол среди разных групп населения, и таким образом сохранить территориальную целостность страны на переходном этапе нашей государственности.

15. Анонсируемая модель «Неоимперии громад» предполагает, что после принятия новой Конституции Украины и переформатирования Верховной Рады в двухуровневый парламент победившие на последних выборах руководители ОТГ, которые сформируют нижнюю палату ВР путём их автоматической кооптации, продолжат в ней трудиться до очередных выборов в местные органы самоуправления. Это обеспечит преемственность власти и «зацементирует» государство в период его реконструкции.

16. Получив статус политиков и государственных деятелей общенационального уровня, победившие на последних выборах главы местных громад, как «кровно» заинтересованные в сохранении своего высокого статуса, станут не только сторонниками, но и защитниками территориальной целостности страны в период трансформации её державности, помощниками/модераторами проводимой реконструкции системы высших органов власти.

17. «Неоимперия громад» должна являться не окончательным вариантом трансформации украинского государства, а лишь промежуточным этапом/формой (на 15-20 лет), в «коконе» которого должна вызреть более «высокая», цивилизационно совершенная форма нашей державности.

18. О необходимости формирования в Украине мини-империи («Неомперии громад») говорит не только автор этой статьи, но и известный философ Андрей Баумейстер, политолог Вадим Карасёв, экономист Алексей Кущ, политтехнолог Сергей Гайдай, юрист-конституционалист Геннадий Друзенко, медиа-эксперт Михаил Чаплыга, публицисты Алексей Арестович и Дмитрий Бергер, футуролог Владимир Стус, бизнесмен и политик Геннадий Корбан. Раз об этом в различных интерпретациях говорят такие «разношерстные» по сферам приложения своих интеллектуальных и творческих сил личности, то может Юрию Романенко и Сергею Дацюку стоит прислушаться к ним, и перестать изобретать «вечный двигатель»?

19. Важной задачей украинского имперского строительства в сегодняшних условиях и в ближайшем будущим должно является формирования у большинства граждан имперских политических взглядов и ценностей.

20. Главными же звеньями в решение задачи по перезагрузки украинской государственности на установках анонсируемой модели «Неоимперии громад» должны в настоящий момент стать создание «Партии украинского суверенитета» и «Идеологии украинского солидаризма», которые и инструментально, и мировоззренчески позволят разработать практическую Программу реализации данных планов и объединить вокруг них группу единомышленников, готовых действовать. Более подробно содержательную «начинку» этого документа автор изложил в своей статье «Какие жертвы должны принести украинцы для восстановления суверенности страны?».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram