Как человек честный я обязан предупредить, что обо всём нижеизложенном я писал и неоднократно. Но, как говорится, повторение — мать учения, и, похоже, что вокруг сплошные сироты. Так что ещё разок!

Президент Трамп и его ребята-трампята любят разгонять конспирологию. Мол, все и вся ополчились против самого распрекрасного во всей Вселенной президента, который никогда и ни в чём не виноват и ни за что не ответственный. Именно от них Сергей Дацюк уволок словосочетание «глубинное государство» (deep state). Правда, он ему придумал своё собственное значение, но на то оно и художественное творчество. Шоб он был здоровенький, и не болел фейковым короновирусом, придуманный мировой закулисой!

В трамповском же словаре «глубинное государство» - это эдакие негодные правительственные служащие, который серьёзно восприняли клятву на верность Конституции и пытаются расследовать любые нарушения законности независимо от личности, даже если это сам президент. Что самому президенту, понятно, не нравится, и он не понимает, почему бы им не вести себя хорошо, как, скажем, чиновники и судьи в Украине?

Конечно, плохо, что, сознательно или несознательно, но мистер Трамп упорно подрывает основы демократии и республики, а заодно и международные организации и договорённости. Но это, хотите вы того или нет, а работает. Потому что, каким бы лично неприятным ни был бы Дональд Трамп, по большому счёту он не так уж и неправ, указывая на наличие многих явлений и ситуаций, которые негативно влияют на качество жизни американцев. И в этом он не так далёко стоит не то, что от центрального демократа Байдена, а и вполне себе левого социал-демократа Сандерса. Надеюсь, что эти имена вам знакомы.

Само появление на политической арене не только Трампа, но и целой череды популистских, националистических лидеров не случайно, скорее, неизбежно. Это отражение противоречия между состоявшейся глобализацией и неспособностью примирить её с внутренними интересами каждой страны.

В послевоенной Америке был такой лозунг-поговорка - «То, что хорошо для «Дженерал Электрик», то хорошо для Америки!» Что тогда отражало действительность. Американцы в Америке производили американские товары, которые сами американцы и потребляли. Такая замкнутая на себе обратная связь, разгонявшая рост благосостояния среднего класса, к которым стали относить и рабочих. Да что там! В те же годы Советский Союз в такой же квази-замкнутой системе обратной связи неплохо подогнал и экономику, и благосостояние (относительное, конечно) своих людей. Аж до второго места в мире, ну, и в области хоккея-балета, а как же!

Но есть такие из себя корпорации. Бизнес корпорации, задачей которых является искать и делать прибыль. А всё на свете работает примерно так — вирус, растение, животное, рок-группа, империя, бизнес, и так далее, находит нишу своего развития, проводит экспансию до некоего естественного предела и оказывается перед ситуацией: или уходить в коллапс в поисках более простого уровня для поддержания своего существования, как есть, или меняться качественно. Экспансия же ведь даром не проходит. Грубо говоря, активность перетекает из центра на периферию. Что позволяет центру продолжать повышать своё благосостояние, но также и увеличивать уровень своей зависимости от периферии. Возникает такой симбиоз, который и поддерживать трудно, и разорвать нельзя без тяжких последствий.

Президент Трамп, если уже о нём говорим, при всей своей нативистской риторике, любит ссылаться на биржевые показатели, как свидетельство успеха его лично, ну, заодно, и этой, как её, экономики. Но беда в том, что финансовые рынки не отражают действительное состояние экономики в целом, а лишь ограниченное количество компаний, на которые брокеры ставят ставки. Там нет сапожников и цветочниц, воспитателей детских садов и доставщиков пиццы. А это ведь тоже экономика, и немалая её часть. Причем отечественная, родненькая.

А суть проблемы в том, что условный «Дженерал Электрик» уже давно не американская компания, а транс-национальная корпорация, ТНК. Которая мыслит глобально, но в интересах своих акционеров, то есть себя. И будет рассматривать ситуацию на рынке как абстрактную задачу поиска оптимальных решений с целью увеличить доход.

Причём с глобальной, исторической, общечеловеческой точки зрения — это, в принципе, здорово, это прогресс. Мы приносим индустрию в богом забытое захолустье мира и поднимаем благосостояние местного населения. Нежные души будут кричать, что мы эксплуатируем труд детей, которым нужно бы в школу ходить, и всего за 2 доллара в день, но если прикинуть, что они и до того в школу не ходили, но только бесплатно, то даже это ужасное угнетение — какой-никакой шаг вперёд. А если какие-то корейцы, японцы, китайцы подсуетятся, то у них можно просто покупать готовый продукт задешево, даже не мороча себе голову собственным производством. Корея, Япония, Китай богатеют, ТНК вообще цветут и пахнут, а вот рабочий класс развитой метрополии, который был недавно средним, ничего с этого не получает, он тупо проигрывает в конкуренции за рабочие места, от чего его доходы стоят на месте. Что с неизбежным медленным, но верным ростом инфляции совсем не айс. Вот как пошла глобализация с конца 1970-х, так и встали.

А вот, говорят, пускай они переучиваются на программистов. Как будто это раз - и сделал! И кому нафиг нужно такое количество программистов? А так — будешь работать на любой доступной, если ещё доступной, работе, не обязательно с хорошей оплатой.

Проблемой же оказалось и остаётся то, что политики продолжают думать об этой условной «Дженерал Электрик» как о национальной компании, как составляющей части национальной экономики. И все эти международные торговые соглашения и организации мыслят примерно в таком ключе. Кроме авторитарных режимов. У тех любая компания, даже чужая, всегда потенциально национальная. И парадоксально оказывается, что Китай или даже Россия, думает больше о своих национальных интересах, чем США или Великобритания, которые больше думают о ТНК на самом деле. Надо понимать, что это не какая-то скрытая многоходовочка или злобный умысел, просто так получается. Мы все пока достаточно плохо понимаем взаимосвязь вещей в глобальной переплетённости и ещё хуже — что с этим делать. Вирусы же от панголинов кризисов не создают, а только ухудшают.

Но указать на наличие проблем, ещё не значит их решить. Как говорится, главное, чтобы лекарство не оказалось хуже самой болезни. Признать, что глобализация приносит вред национальному рабочему и среднему классу, национальному производителю, не значит отрицание или неприятие глобализации как явления. Делать вещи можно по-разному, и с глобализацией важно кто, как и ради чего её проводит.

Популярные статьи сейчас

Украинцев предупредили об изменении погоды во вторник

Украинцев предупредили о ежемесячном подорожании газа для отопления

Коллекторы довели украинку из-за мифических "долгов"

Украинцев предупредили о скачке тарифов на газ

Показать еще

Идея Трампа, что вместо общих договоров и организаций нужно поназаключать кучу двухсторонних соглашений один на один, и всё будет отлично и без глобализации, ошибочна. Примерно, как в 1930-х, когда европейские страны, вместо создания общей системы безопасности, пекли эти двухсторонние договоры как блины. На трех участников по три разных договора. И как здорово получилось в результате!

Я недавно напоминал, что основой любых отношений является доверие. И только универсальная общая договорённость способна это дать. Это трудно, если вообще возможно. Но необходимо. Мы видим, что и тут Трамп тоже не одинок в своей критике интернационального сообщества, указывая на то, что международные организации не особо так уж работают. Вот ВТО до сих пор считает Китай развивающейся (?!?!?) страной и даёт ему тарифные и другие поблажки, как какому-нибудь Зимбабве. ООН прозевало Руанду, не говоря уже про Украину. ВОЗ тоже не блещет с Ковидом. Но значит ли это, что они не нужны? Скорее наоборот, как никогда необходимы! Но в измененном виде, который ещё предстоит нарисовать.

Как вы все уже знаете от меня и других, двигателем человеческой истории была империя — надэтническкое, надрелигиозное, надклассовое образование, позволявшая связать, как правило железом и кровью, страны и общества, которые при обычных обстоятельствах никогда бы не пришли в контакт. Можно заметить, что в краткосрочной перспективе одни из такого контакта получили туберкулёз и оспу, а другие сифилис и табак, но любой обмен всегда сопряжён с неизбежными рисками. Сидим же мы сейчас в карантине! Зато в эпоху наибольшего процветания в истории человечества. Это не значит, что нам не на что жаловаться, но многие наши проблемы — просто обратная сторона прогресса. Как при Колумбе — хочешь курить вкусный табак со жгучим перцем — получай венерические болезни впридачу от аборигенов! Нас долбит стресс - а что вы хотели в информационном веке?

В отличие от империй, люди редко бывают надэтническими, надрелигиозными и надклассовыми. Они по большей части очень этнические, довольно религиозные и классовые. Особенно когда им приходится жертвовать своим благосостоянием и комфортом. Ничто не убивает в человеке сострадание к другому, как затянувшаяся пандемия в масках.

Пока империя развивается, расширяется и несёт с собой новые технологии и идеи, её на периферии так-сяк, если не принимают, то терпят. С одной стороны, из-за того, что могут больно настучать по голове, но с другой стороны получаешь доступ к невообразимым до того вещам и концепциям. Которые ты, как индейцы в своё время коней и огнестрел, или индийцы политическую и судебную систему, осваиваешь и присобачиваешь под себя. И в какой-то момент осознаешь, что ты и без империи можешь. Может ты и неправ, но чувство такое появляется. У моего знакомого отец в 1960-х одно время был министром в правительстве коноголезского диктатора Мобуту. Только потому, что это было, по сути, первое поколение африканцев, получившее высшее образование. И как-то оно странно совпало с парадом независимостей на Африканском континенте.

И так оно повторяется каждый раз — Персидская империя античности, Римская республика/империя, Испанская империя, Британская империя, Российская империя, Советская империя, и вот, наконец, и Американская империя, все прошли через это. Они поднимали периферию, периферия поднималась и переставала хотеть быть таковой, метрополия обижалась и переживала кризис собственной идентичности.

То, что мы наблюдаем в данный момент, это не кризис мирового порядка, а кризис Американской империи, империи в хорошем смысле, с автомобилями, компьютерами, Голливудом, рок-н-роллом, рэпом, свободой, демократией, жвачкой и 6-м флотом. Не потому, что на неё идут Гейзерих с Аларихом, не потому, что золото Нового Мира подорвало её экономику, не потому, что её домашний Ленин сознательно подрывает шаткий режим, используя так и не решенные кардинальные противоречия в обществе. Под всё это можно легко подыскать современные аналоги, но основная причина в том, то значительная часть американского общества не желает быть империей в условиях, когда наличие таковой непосредственно влияет на их благосостояние. Даже если их понимание реальности зачастую ошибочно. Главное, как они чувствуют.

Проблема же как заменить уходящую империю чем-то другим, наднациональным, с чем согласятся все, никуда не денется, кто бы ни победил на выборах в США в ноябре. Понимаете, можно что угодно говорить и думать, но если ни дурак, ни умный не находят решения насущной проблемы, то какая разница кто есть кто. Важен результат.

В послевоенный период с 1945 по 2016 президент США по совместительству считался лидером свободного мира. И по мере того, как мир становился свободнее, лидерство каждого обитателя Белого дома ширилось. Пока, в конце концов, Дональд Трамп не заявил, что он - американский президент, и только американский президент. И не столько из личной блажи, но и по велению времени. Быть империей тяжело, дорого, и, как показывает история, всем всё равно не угодишь. Так зачем париться, если у тебя и так единственная самодостаточная страна в мире, и ты вполне способен буквально обойтись без других. Все эти международные институты ведь подразумевают равноправие их членов. А если они ещё сгуртуются и почнуть батьку, то есть Америку, бить на заседаниях? Они тебе, собственно, не так нужны, как ты нужен им, а надо же! У них есть собственная национальная, религиозная и чёрт его знает какая ещё гордость, которую ты за свои кровные обязан уважать? Не обязательно, считает Трамп, и он не так уж, опять-таки, неправ.

Но сказать, что отныне я буду заниматься исключительно собой, не отменяет окружающую действительность. В которой полно игроков, но нет ни одного, способного или желающего занять ведущую роль. Френсис Фукуяма ошибался не в своей знаменитой шутке о конце истории, как конце исторического противостояния идеологических империй, а в том, что история — это вообще противостояние. Мы столетиями верили в эту идею и действовали соответственно. И оказались в ситуации, когда империй как таковых не осталось, а кооперироваться как-то надо на каких-то общих началах. История Европейского Союза наглядно показывает, насколько непросто слепить некое подобие добровольной империи в достаточно единообразном исторически и культурно континенте. А если подкинуть туда ещё Африку, Азию, и обе Америки, но бардака не избежать.

Начало ухода Американской империи началось не при Трампе, а с приходом Обамы в 2008. В Украине любят попрекать американцев, что они недостаточно суетятся по украинским проблемам, не задаваясь вопросом —а зачем им это нужно? Если до распада Советского Союза все усилия и жертвы США и Запада в целом оправдывались необходимостью экзистенциального противостояния с коммунизмом, то после 1991 возник вопрос — ради чего? Как я уже сказал, в отсутствии реальной жизненной угрозы и при условии, когда приходиться заниматься державотворением для проигравших и содержанием побеждённых, которые всегда остаются недовольны, вмешательство, особенно вооружённое, становится обузой без особых бенефитов. Первая Иракская война, Югославия, Африка, Ал-Кайда и Талибан, Вторая Иракская, Ливия, Сирия, Украина, все они показали, что какое бы действие Америка не предприняла — все остаются недовольны, а последствия по-прежнему остаются непредсказуемыми. И справедливый вопрос, который и до Трампа, но вежливо, задавали американские президенты европейским и азиатским партнерам, что до каких пор они собираются полагаться на американский щит, одновременно продолжая стратегическую кооперацию с потенциальными геополитическими противниками?

Если Америка уходит, то кто её заменит? Никто, и в этом проблема. Только либерально-демократическая модель со свободным рынком способна принять в себя любого человека, любое общество. Несмотря на свою растущую мощь, Китай не может предоставить универсальной модели общества или сообщества, это специфическая страна и культура, которая всегда была способна переварить любого завоевателя из степи, но не культуру, в которой имеется Фома Аквинский и Ренессанс. Россия имеет ещё меньше возможности для какой-либо экспансии, кроме мелкой шкоды и бития себя в перси. Советский Союз имел и индустриальный потенциал, и популярную на то время идеологию, заставлявшую содрогаться западных лидеров, но и он потерпел неудачу в создании империи, хотя его модель вполне работала некоторое время. Сегодня даже вроде умные люди, как философ Андрей Баумейстер, называют советский период в Украине «оккупацией» и «колонизацией», не заморачиваясь объяснениями, каким макаром оккупированные и колонизированные умудрялись иметь все гражданские (какие были, конечно!) права и высокие посты, и зачем угнетатели так мощно наяривали с развитием индустриальной базы и урбанизации в регионах, где до того мало что было вообще, кроме коз и верблюдов?

Но, как я уже раньше и об этом писал, людям этого оказывается недостаточно. Или слишком много. Индейцам очень нравились скорострельные винтовки и кони, а вот железные дороги с дымящими паровозами, разрезающие их всё уменьшающиеся земли, совершенно не устраивали. Вот, казалось бы, новая прогрессивная технология, связывающая людей и пространства. Из-за неё не жалко пожертвовать благосостоянием каких-нибудь аборигенных шайеннов и су лакота. Прогресс же!

Безумная идея, что нас спасут информационные технологии, таковой себя и показала. В результате мы имеет несколько глобальных информационных монополистов, представляющих трибуну любому сумасшедшему или троллю, способному привлечь своими забавными выходками побольше аудитории для рекламы. Потому что это совсем не новость. Это норма. Христос умер в одиночестве на кресте. Спиноза скончался от вдыхания стеклянной пыли, полируя линзы, поскольку его выперли из общества. Дженис Джоплин, опять-таки. Другое дело, что нормой это быть вовсе не обязано. Зависит от нас, от того, что и кого мы выбираем.

Не мы, конечно, а американцы. Которые долгое время считались чуть ли не идеалом свободного общества, включая таких деятелей, как Кропоткин и Энгельс. И дело не в том, что сейчас у них проблемы. Проблемы у них всегда были есть и будут, это признак живого, свободного общества. Но в данный момент она меняется, независимо от того, кто победит на президентских выборах. И любому американскому президенту придётся быть американским президентом в первую очередь. И совсем не исключено, что, несмотря на все предсказания и знамения, им останется Дональд Трамп, именно потому, что он президент американский, а не мировой лидер. Что с точки зрения многих американцев — огромный плюс.

Вопрос же, что важнее — глобальная интеграция или национальная экономика, остаётся нерешенным. Потому что это не вопрос или-или. Их как-то необходимо поженить. Но для этого требуется творческая кооперация мировых политических элит, желание и способность договариваться. Сумел же Трамп договориться с арабскими лидерам так, что перенос американского посольства в Иерусалим они спокойно пережили.

Я бы смотрел на происходящее сейчас в мире, как метания политических элит в поиске решений, как на вызовы дня, так и долгосрочную стратегию. Потому что, похоже, никто особо не задумывался о стратегии, исходя из кажущейся стабильности последних десятилетий. Мы как-то решили, что либерализм, демократия, свободный рынок, свободная торговля и даже свободная любовь — это некие данности, вечные устои, незыблемые и неизменяющиеся. Нифига! Всё имеет свою цену и последствия. Сегодня мы пожинаем бурю, посеянную тридцать лет назад. А то и 50. Потому что, и это жестоко показал Ковид, строить любую систему — здравоохранения, образования, финансирования, обороны, исходя из лучшего сценария вероятностных событий чревато ужасными последствиями. Потому, что мы приводим к власти людей для того, чтобы они решали наши сегодняшние проблемы. Что они и делают. А мы потом ахаем, и говорил, что демократия не работает.

Меня недавно спросили, я за Байдена или Трампа? Я — за Интернационал! - ответил ваш покорный слуга. Потому что дело не в них, как таковых. Возможно, что нам стоит отбросить имперское мышление, как идею доминации той или иной страны, идеологии или блока, и что-то такое общее, глобальное, для всех сразу создать? Кто и как это будет делать у меня нет ни малейшего понятия. Но придётся.

А пока мы находимся в песне группы Stealers Wheel из фильма Квентина Тарантино:

  • Клоуны справа от меня, шуты слева, а я вот он — встрял посредине с тобой!

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook